И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Й    Ц Е Н Т Р    Г А З Е Т Ы    А Р М Я Н    Р О С С И И


Главная "Е Р К Р А М А С" Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSВоскресенье, 24.09.2017, 00:58
Меню сайта

Разделы новостей
РЕ-акция [15]
Диаспора [649]
Видео [21]
Армяне на госслужбе в регионах России [7]
Наши пресс-конференции [43]
Сбор подписей под Обращением против армяно-турецких протоколов [12]
МЫ ПРОТИВ ПРОТОКОЛОВ [116]

Current Position



Главная » 2009 » Декабрь » 28 » Назик Авдалян: Мама мне как-то сказала: «Или я, или штанга!»
Назик Авдалян: Мама мне как-то сказала: «Или я, или штанга!»
16:10
Армянская тяжелоатлетическая школа была одной из сильнейших в мире. В советские времена армянские спортсмены неизменно входили в сборную страны, добивались выдающихся результатов на разных международных турнирах. В независимой Армении эти традиции продолжились, но, блистая на европейской арене, страна уже почти двадцать лет не могла дождаться золота чемпионата мира.
И наконец дождалась! Причем первым чемпионом мира по тяжелой атлетике независимой Армении стала представительница прекрасного пола, да к тому же из Гюмри - города, который славится обилием не только великих людей искусства и спорта, но и своей патриархальностью.
Чтобы встретиться с Назик Авдалян в Гюмри, необязательно знать ее адрес - почти каждый гюмриец знает, где тренируется тяжелоатлетка, ставшая гордостью второй столицы Армении. Наша с ней встреча состоялась еще в мае, когда будущая чемпионка мира по тяжелой атлетике в весовой категории 69 кг, а тогда серебряный призер чемпионата Европы по тяжелой атлетике готовилась к предстоящему чемпионату мира, где должна была участвовать одна из главных противниц Назик Оксана Сливенко.
Спортивный зал находится в Олимпийском центре. Длинное помещение, высокие окна, обклеенные целлофаном, одетые в яркие спортивные костюмы штангисты, поднимающие тяжеленные штанги и бросающие их с лязгом на помост, рядом с ними 10-12-летние пацаны, приноравливающиеся к весу... Я шла вдоль помостов и искала глазами знакомое с телеэкрана лицо Назик. Где-то в конце зала тренировалась небольшого роста девушка, одетая в темный спортивный костюм, - она и оказалась моей героиней.
Неразговорчивая, на первый взгляд 22-летняя чемпионка оказалась скромным, невероятно милым и не по годам мудрым человеком. В первые минуты знакомства Назик явно нервничала и стеснялась, и поэтому под предлогом занятости попросила встретиться на следующий день, а заодно и проверить, насколько такая неспортивная столичная девушка, как я, окажется способной выдержать утреннюю пробежку. Договорились встретиться в 7 утра. Мне, весьма далекому от спорта человеку, пришлось подстраиваться под ее режим и плестись за легким бегом Назик в компании с одним из ее приятелей и ее младшим братом.
…«В детстве я была очень гибкой девочкой, все время забиралась на шкафы, прыгала оттуда, вот родители и решили записать меня в секцию акробатики. 10 лет занималась акробатикой, но в семнадцать пришлось делать выбор - становиться тренером, чего мне очень не хотелось, или поменять профиль. Дело в том, что из акробатики спортсмены уходят очень рано»,- рассказывает Назик. Тренеры по тяжелой атлетике периодически заглядывали в зал, где тренировались акробаты, и уговаривали Назик перейти в новый для нее вид спорта.
Поддавшись уговорам, она поступила на факультет тяжелой атлетики Гюмрийского филиала Института физкультуры. Правда, первые два года занималась без особого рвения, в тренировочный зал наведывалась от случая к случаю. Желание серьезно заняться штангой ей привил Арташес Нерсисян - главный тренер женской сборной Армении по тяжелой атлетике. Это был нелегкий выбор - недостатка в критиках в консервативном армянском обществе, трудно воспринимающем само понятие «женщина-тяжелоатлетка», не было. «На первых порах родители и друзья, уж не говоря о многочисленных родственниках, противились моему решению серьезно заняться тяжелой атлетикой. Дело дошло до того, что однажды мама сказала: «Или я, или штанга!».
Моя следующая встреча с Назик состоялась через неделю. Все в той же черной майке она раз за разом поднимала тяжеленную штангу, причем делала это без видимых усилий и весьма грациозно. А седовласый усатый мужчина, сидя на низкой спортивной скамейке, внимательно следил за упражнениями своей подопечной и время от времени что-то советовал ей.
«Арташес Нерсисян - не просто тренер, а один из самых близких мне людей на свете, с которым я делюсь буквально всем и к советам которого всегда прислушиваюсь,- говорит Назик. Сборная месяцами проводит сборы вдали от дома. С утра до вечера тренировки, нервы порой на пределе, а он всегда готов поддержать, помочь взять себя в руки». На одном из соревнований у Назик с самого начала как-то не заладилось. После нескольких неудачных подходов она вконец растерялась, утратив веру в свои возможности. И тут тренер сказал: «Вспомни руки своей матери». Выйдя на помост, Назик уверенно справилась с весом. «Дело в том, что мои родители с утра и до позднего вечера работают на рынке, и у меня цель - сделать все возможное, чтобы моей маме больше не приходилось стоять там и мерзнуть». Цель эта помогла Назик стать одной из лучших штангисток мира в своей весовой категории.
Любая победа требует определенных жертв, а в спорте тем более. «Мои друзья обижаются, что я почти не хожу на дни рождения и вечеринки, но когда после долгого отсутствия приезжаешь домой со сборов на одну-две недели, уставшей и соскучившейся по родным, выходить из дома просто не хочется».
Третья моя встреча с Назик совпала с днем Последнего звонка. В это субботнее утро я не застала Назик в тренировочном зале. Оказалось, она уехала с сестрой Лусине в село Спандарян, что недалеко от Артика,- в этот день у ее кузины был выпускной вечер. Я отправилась туда. Сцена в доме ее дяди напомнила мне кадры из фильма «Моя большая греческая свадьба». Назик и ее родственницы дружно наряжали выпускницу. Закончив с ней, все кинулись к единственному в доме большому зеркалу и, толпясь перед ним, стали приводить в порядок уже себя. Назик же, взяв небольшое зеркальце, стала неспеша наводить марафет, готовясь сначала к походу в школу, а потом - к пышному семейному торжеству.
Побывала я и у Назик дома. Ее комната оказалась олицетворением девичьего мира. Здесь было все - от маленьких статуэток и гигантской куклы до шкатулок с украшениями и фотографиями любимых киноактеров. А еще - журналы для вязания и коробочка с нитками и спицами, которыми пользуется хоть и не часто, но при случае берет спицы в руки, чтобы быстро связать небольшую салфеточку.
«Люблю вязать небольшие салфетки - результат быстрее виден, да и успокаивает это. А вообще меня порой бесит, когда знакомые говорят, что не женским я делом занимаюсь, что не смогу родить детей и т. д. Чепуха все это! Я лично знаю трех бывших тяжелоатлеток, у каждой из которых по двое детей. Конечно, занимаясь этим видом спорта, порой трудно бывает сохранять свою женственность, но мне, думаю, это удается сполна. Просто сейчас у меня цель в жизни другая - Олимпиада».
 
«Собеседник Армении»
Просмотров: 1862 | Добавил: yerkramas | Рейтинг: 5.0/3 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Форма входа

Календарь новостей
«  Декабрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Друзья сайта
АРДВИН И АРДВИНЦЫ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017Хостинг от uCoz

"Здание Отчизны не может быть воздвигнуто на скале ненависти к другим народам. Да, это так, но до скончания веков армяне не должны простить туркам. Даже если это кровожадное племя, ограбившее и убившее половину нашего безоружного народа, в один прекрасный день превратится в горсть бесславного пепла, даже этот пепел надо призвать к суду, даже если это будет в Судный день".

Гарегин НЖДЕ