И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Й    Ц Е Н Т Р    Г А З Е Т Ы    А Р М Я Н    Р О С С И И


Главная "Е Р К Р А М А С" Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSВоскресенье, 24.09.2017, 00:47
Меню сайта

Разделы новостей
РЕ-акция [15]
Диаспора [649]
Видео [21]
Армяне на госслужбе в регионах России [7]
Наши пресс-конференции [43]
Сбор подписей под Обращением против армяно-турецких протоколов [12]
МЫ ПРОТИВ ПРОТОКОЛОВ [116]

Current Position



Главная » 2009 » Декабрь » 27 » Новый год. Армянская версия
Новый год. Армянская версия
00:34
Даже самые упрямые этносы, режимы и конфессии, имеющие свои собственные "новые годы” и старательно их придерживающиеся, все равно — хочешь не хочешь — не могут пройти рядом, не заметить, игнорировать главный Новый год планеты.
Тот, что начинается 1 января. Так что и мы, армяне, не ограничиваемся своим Навасардом, основательно забытым и, к счастью, реанимированным. Конечно же, одно другому не мешает: где август, где декабрь-январь. Кому дороги языческие традиции — пожалуйста, кому христианские — милости просим. Да и кто сегодня в предновогодней толчее задумывается о древнейших побудительных причинах. А за праздничным столом — тем более. Предлагаем читателям несколько страниц о том, как отмечали армяне Новый год.

АМАНОР В ДРЕВНЕЙ АРМЕНИИ
По дошедшим до нас данным, армяне имели 3 новогодних праздника: Аманор, Навасард, или Каханд, и 1 января.
До XXV в. до н.э. наши предки Новый год встречали 21 марта, когда продолжительность дня равна продолжительности ночи. Этот выбор не был случайным. В эти древние времена жрецы, основываясь на своих наблюдениях, убедились, что природа пробуждается в начале весны. Этот день отмечали торжествами, в которых прославляли пробуждение природы, труд земледельца, обращались к богам, прося, чтобы год был урожайным.
Второй новогодний праздник — это Навасард, который отмечался 11 августа. По легенде, Айк Ахехнавор, убив в Айоц Дзоре тирана Бела, даровал свободу своему роду и будущим поколениям. Это произошло 11 августа 2492 г. до н.э. И этот день стал началом нового года для армян.
Главные новогодние представления происходили на обоих берегах реки Арацани, на склоне горы Нпат. В торжествах принимали участие царь и царица со свитой, полководцы с войском. Сюда приезжали со всех концов Армении. Смысл праздника был не только в веселье, но и в единении народа. Празднества длились несколько дней. В один из этих дней люди пили сладкие напитки и легкие вина. В день Навасарда пьяных людей практически не было, не случайно армянская поговорка гласит: "Боги больше всего плевел оставляют на поле пьяницы”. На этих праздниках даже еда была умеренной.
Из-за разных климатических условий Армении в регионах на праздничный стол подавались различные блюда. Однако в новогодний праздник все блюда имели что-то общее, что подчеркивало национальные особенности. Главным компонентом была круглая пшеница, которая росла только в Армении. Наши предки на стол клали хлеб, испеченный из этой пшеницы, чтобы языческие боги сделали новый год плодородным. Наверное, одна из древних армянских поговорок — в новогодний день нельзя брать в долг хлеб — является отражением этих традиций. И поэтому всегда старались к праздничному столу подать хлеб, испеченный из пшеницы, выращенной своими руками.
Есть и другая древняя поговорка: "Без вина придет новый год, без нгацахика — запоздает”. В древности нгацахик был самой известной и популярной приправой. Этот вызывающий аппетит цветок рос на склонах Арарата. Его собирали и сушили армяне, живущие в районах Масйацотн и Тжакатк, а потом распространяли по всей Армении. И в каком бы районе ни жил армянин, на Новый год он всегда имел нгацахик. Эта традиция была символом национального единения. Цветок связывал всех армян с Масисом — сердцем Родины.
В XVIII в. по календарю Католикоса Симеона Ереванци 1 января было принято считать началом нового года. Однако еще до этого в разных местностях Армении и в поселениях беженцев-армян уже праздновали 1 января как начало нового года. В этот день в список новогодних блюд обязательно включаются продукты, названия которых начинаются с буквы Н: Нгацахик, Нур, Нуш и др.
 
КАК АМШЕНЦЫ ИЗГОНЯЛИ МЫШЕЙ
"Новые времена — новые нравы” — это максима распространилась на все стороны частной и общественной жизни, в том числе на празднование Нового года и Рождества. И как ни изощряются граждане, получается, в принципе, одно и то же. Дома люди объединяются вокруг стола, едят, пьют и гипнотизируют телевизор. В ресторанах опять же едят, пьют и, понукаемые платными ведущими-остряками, натужно пляшут под живых музыкантов и слушают звездные песни. А ведь когда-то каждый регион по-своему встречал Новый год и Рождество. Очень были интересны традиции амшенских армян. Их тщательно изучили этнографы Женя Хачатрян и Эмма Петросян.
Предлагаем отрывки из их книги "Календарные обряды и игры армян Амшена. Конец XIX — начало XX вв.”, изданной Институтом археологии и этнографии АН Армении.
Рождеству по юлианскому календарю предшествовала неделя памяти святителя Василия Великого-землепашца. В народном календаре первый день января известен как Васильев день, поэтому на астрономический Новый год — 1 января приходился пост и был обычай встречать этот день в семейном кругу. Стол был уставлен всевозможными блюдами, разрешенными в пост. Предпочтение отдавалось семи разным видам, в числе которых преобладали зерновые и запеченная в тесте тыква.
К Рождеству за 2-3 дня до праздника заказывали печенье семи видов. Дома пекли специальное печенье по числу членов семьи и в одно из них запекали монетку "на счастье”. Вечер амшенцы отмечали ритуальной семейной трапезой. На стол ставили воду в кувшине, четыре зажженные свечи, причем следили, чтобы они горели до утра. Вместо елки, которую начали ставить с 1900 года, готовили праздничное дерево, которое должно было принести счастье. На ветку оливы насаживали расщепленные орехи, вешали сушеный инжир, яблоки. Ветку втыкали в ритуальный хлеб, как это было принято у понтийских греков. Обязательно ставили на стол отварные кукурузные зерна с изюмом, кашу "арма” из молотой кукурузы с молоком и подсолнечным маслом, которую при подаче поливали кислым молоком. Обязательным был пшеничный хлеб, пирог с запеченной тыквой, фасоль. Сухие фрукты с медом, орехи, яблоки украшали праздничный стол.
Яблоки в подносе ставились на стол по числу членов семьи, и в одно из них хозяйка заранее втыкала серебряную монетку. Каждый брал по яблоку и надеялся, что монетка выпадет ему. Тот, кому она выпадала, считался на весь год счастливым и удача должна была сопровождать его во всех делах. В то же время считалось, что он принесет удачу той семье, к которой утром войдет первым. В русских обрядах он назывался полазником. Вера в первого посетителя сохранилась и в наши дни.
Утром полазник шел за водой и заполнял в доме всю порожнюю посуду. В его обязанность входило кормление скота обрядовой пищей. Надо было пойти в хлев, бросить горсти зерен по углам и вдоль, обсыпать и покормить вареной кукурузой и мамалыгой каждую скотину, чтобы много было приплода, ударить новым веником каждое животное, поздравить его, приговаривая магическую формулу: "Ал парин, дул парин, хет ачар, эк тузик”. Целью обычая было обеспечить в новом году урожай зерновых, плодовитость скота и здоровье людей.
Народ верил, что события, происшедшие на Новый год и в канун Рождества, определяют ход событий на весь год.
Важное место в распорядке праздника занимали игрища, которые были обязательны именно в этот день и в иное время года их не положено было разыгрывать. Они являлись тем, что принято называть фольклорным театром. Праздник стал делиться на две части — ритуальную и игровую.
"В канун Нового года, 31 декабря, когда вся семья была в сборе, грелась у очага, вдруг раздавался громкий стук в дверь. Она открывалась и кто-то закидывал в комнату на веревке мешок. Человек за дверью держал мешок за веревку, но не показывался.
В доме начинался переполох, смех, суматоха, тянули веревку, но снаружи ее крепко держали. Как только отпускали, человек за дверью затягивал мешок к себе. Через некоторое время он снова кидал мешок в комнату, и все повторялось сначала, и так несколько раз, пока хозяева не заполнят мешок орехами, фундуком. "Невидимка” тянул мешок к себе и удалялся неузнанным. Другое ритуальное действие разыгрывалось утром Нового года. Двое парней шли молча: один поднимался на чердак, где обычно хоронились мыши. В руках у него была палка, которой он стучал по перекладинам чердака или по верхней части двери. Другой снизу спрашивал: "Что ты делаешь?” Верхний отвечал: "Изгоняю мышей”. Нижний спрашивал: "Куда их гонишь?” Верхний отвечал: "В Стамбул”. Он мог также назвать имя человека, которому хотел навредить.
Снова раздавалось постукивание, и снизу спрашивали: "Что ты делаешь?” Отвечали: "Изгоняю болезни”. Нижний спрашивал: "Куда пошлешь?” Верхний отвечал, называя какое-то дальнее место. Так при помощи вопросов и ответов из дома изгонялось все, что могло принести вред семье.
Подобная обрядовая игра с изгнанием нечисти имела место почти во всех армянских регионах в один из дней первой недели Великого поста.
В среде амшенцев, как и всех армян, утром Нового года было принято "запугивать” неплодоносящее дерево. Двое парней молча шли в сад к дереву, и один из них замахивался топором, говоря: "Если не будешь плодоносить, срублю.” Другой заступался: "Не руби, будут плоды.” Так повторялось три раза. В тот год дерево обязательно плодоносило.
Наиболее распространенным народным представлением в среде армян всех регионов, в то числе и амшенцев, было разыгрывание сценки с ряжением в супружескую пару. В Верхнем Лоо обычно утром нового года собирались подростки, молодежь, в числе которых было трое парней, возглавлявших процессию. Один был наряжен женихом, другой — невестой, а третий был сопровождающий с сумой для складывания продуктов. Все были одеты в старье, и так, чтобы их никто не узнал.
Процессия двигалась по селу с песнями, плясками, заходя в дома с поздравлением. Пришедшие раскидывали в разные стороны пшеницу и ячмень. Супружеская пара начинала плясать, допуская непристойные шутки и жесты, разыгрывая любовную сцену. Хозяева радовались и выносили орехи, яблоки, груши, каштаны. Все складывалось в мешок.
После обхода села молодежь собиралась на трапезу, приглашая также друзей. Если продуктов было очень много, то часть продавали.
Обычно в Сочи на Рождество юноши собирались в небольшие группы и ходили по домам с поздравлением. Они пели "Аллилуйя”, благословляли младшего мальчика семьи. Взамен хозяева одаривали деньгами и едой. Деньги обычно шли на благотворительные цели — в школу или сиротам.
В селах исполнялись театрализованные сценки под названием Папи хах.
На Рождество рядились в Деда, Невесту, Жениха, Арапа (негра), Юношу и Доктора. В состав группы входил также игрок на кямани. Все роли исполняли парни. Они были одеты в старье, часто в одежде наизнанку. Только все лицо Арапа было вымазано сажей.
В один из домов села приходил (заранее договаривались с хозяином), опираясь на палку, Дед. Хозяин спрашивал: "Что тебе надо?” Дед просил выделить грядку для посадки кукурузы. Хозяин говорил: "На, вот столько земли тебе!” — и очерчивал на полу круг. Дед же старался палкой "копать ямку”.
Дед звал свою невесту Гюлизар. Она тоже приходила с палкой. Вместе начинали "копать ямку”. Действие сопровождалось комическими телодвижениями и размахиванием во все стороны палкой. К ним на помощь приходил с палкой Арап. Он был возлюбленным Гюлизар. Дед, Жених, Юноша, Арап и Гюлизар начинали под сопровождение игры на кямани плясать кочари.
Вдруг во дворе раздавался выстрел, и Арап падал замертво. Невеста начинала причитать над телом. Через некоторое время появлялся Доктор, который старался "лечить”. Он тормошил Арапа, переворачивал, прикладывал ухо к груди, тряс его за руки. Наконец Арап оживал, и все радостно плясали. Хозяин дома давал деньги, еду, и свита с ряжеными уходила продолжать представление туда, куда были приглашены.
Был и другой вариант театрализованного действа — Арси хах. Обязательно играли парни. Девушки и женщины не имели права участвовать. Одного из них наряжали Невестой, другого Стариком (Дедом), третьего в Крестного отца. Несколько парней составляли свиту, одетую в старье и тряпье. Иногда рядились в священника.
На Невесту вместо фаты накидывали рыболовную сеть. Старик был женихом. Ему на спину и на живот привязывали подушки, голову повязывали тряпкой наподобие чалмы, прикрепляли накладные бороду и усы из конопляной пакли. Все лицо обмазывали сажей, в руку давали палку. Старика и Крестного отца одевали в старье.
Процессия шумно шествовала по улице, сопровождаемая музыкантами, толпой детей и взрослых. Старик палкой очерчивал большой круг, просил музыкантов играть и начинал плясать. Через некоторое время он требовал: "Приведите невесту!” Но та кривлялась, отнекивалась. Но как узнавала, что ее жених старый, обижалась и убегала, пряталась. Старик предлагал: "Я куплю тебе шелка”. Он еле стоял, качался, опираясь на палку, и продолжал просить: "Я куплю тебе платье, туфли, шаль и носки, кольцо, браслет”.
Свита подзадоривала Невесту, плясала вокруг нее, стараясь ввести ее в круг. Наконец Невеста соглашалась, начинала плясать со Стариком, обниматься. Разыгрывалась любовная сценка.
Если рядились в священника, то комично разыгрывали сцену венчания. Хозяин давал яблоки, сушеные фрукты, отварной горох. Если он был состоятельный, то одаривал присутствующих и деньгами. Конечно, все делалось ради шутки, ради всеобщего веселья... 
 
КОЛОЛАК, ХОРОВУ И АМИЧ ИЗ ШАРУРА
Новый год, как правило, становится тяжелейшим испытанием для любых желудков. Именно в новогоднюю ночь люди — и стар и млад — едят все без разбору, совершенно не задумываясь о непредсказуемых последствиях домашних и ресторанных лукулловых пиров. Время, разумеется, внесло серьезные коррективы в культуру новогоднего застолья, и в наши дни мало кто следует старинным национальным традициям. Их, кажется, вообще не придерживаются, их, короче говоря, забыли. Глобализация внесла свои суровые поправки в национальную кухню. Исследователь армянской кухни Саргей Авакян рассказывает, как и что ели в Новый год в Шаруре — части исторического Нахичевана.
Шаруре на Новый год обязательно готовили толму с виноградными листьями, а также кололак. Особенно ценился кололак, приготовленный из мяса свежезабитого буйвола, и только из бедра. Мясо взбивали часами, пока оно не превращалось в подобие мясной пены. Кололаки в кипящей воде вспучивались и разбухали. У настоящих виртуозов они превращались как бы в губку. Ели шарурцы кололак, поливая его топленым маслом, в которое добавляли жареный лук и перец.
Вначале же за праздничным столом ели ахцаны — салаты из фасоли, тушеных трав, главной закуской считался "тыал”. К сожалению, это армянское название полузабыто, в ходу больше турецкое слово "кавурма”. Кстати, таких случаев много: армянские слова "накрылись” заимствованиями из турецкого и персидского языков. Например, "путки” стало "пити”, "кчуч” превратилось в "чанах”. Иноземное владычество оставило свои следы в кулинарной терминологии. Свиной окорок на армянских столах появлялся не часто, это новое веяние. В основном мы исстари все больше ели баранину. Кстати, в ней вдвое меньше холестерина, чем в свинине. А вообще-то армяне ели и говядину, и буйволятину, и козлятину. Почему последняя сегодня стала такой экзотической редкостью, ума не приложу. На новый год часто готовили и хоровац, и "хорову”. Баранину, сдобренную специями, зашивали в очищенный желудок, бараний же, рыли в земле ямку и разводили огонь. Потом, когда огонь затухал, на золу опускали желудок, полный мяса, засыпали землей и вновь разводили жаркий огонь на несколько часов. Это поистине райское блюдо. Хорову готовили и в тонире, но это уже немного другое. Ко всем этим мясным блюдам обязательно подавали соленья. Через день-другой после новогодних пиров часто собирались шарурцы есть хаш. Отец готовил его из говяжьих, а также парочки овечьих ножек. Опять же соленья, редька и т.д. Овечьи головы, конечно, не пропадали, особенно мозги их, а также языки, жарили с луком. Это блюдо также вышло из обихода. На улице Абовяна у Главэнерго много лет назад была маленькая харчевня, там всегда давали овечью голову и водку”.
"На следующий день после новогодних мясных блюд обязательно ели куриный апур, то есть суп, чтобы успокоить желудок после чрезмерных гастрономических утех. Из шарурских блюд, а может, и не только шарурских, хочу обязательно упомянуть запеченную фаршированную индейку "амич”. В брюшину заталкивали рис, курагу, изюм, всякие приправы. Эту птицу очень ценили в древней Армении, дикие индейки еще недавно водились в Вайке. В 1963 году на Ереванской птицефабрике была организована индюшачья ферма, потом она развилась в отдельное хозяйство, которой занимался я. Убойного цеха не было, и индеек продавали живьем, в основном к Новому году. Разводили же северокавказскую бронзовую породу до 16 кг веса. Сегодня, к сожалению, никто в Армении в промышленных масштабах индейками не занимается, а ведь ее мясо исключительно ценно и вкусно. В Штатах, где я прожил почти полгода, Рождество без индейки даже представить невозможно. Там ее потрясающе вкусно готовят...”
 
«Новое время»
Просмотров: 614 | Добавил: yerkramas | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 2
2  
"Айк Ахехнавор, убив в Айоц Дзоре тирана Бела, даровал свободу своему роду и будущим поколениям. Это произошло 11 августа 2492 г. до н.э. И этот день стал началом нового года для армян"

В те времена таких наименований месяцев, которые мы сечас знаем и соблюдаем не было. Поэтому не понятно откуда взята именно эта дата - 11 августа?

И вообще, в те времена армяне должны были пользоваться своим календарем. По всем законам логики он должен был быть. Но почему-то об этом, армянском национальном календаре мы не встречаем упоминаний.

Напишите об этом по подробнее.


1  
Бог с ними,с индейками.Какие светлые и вкусные воспоминания!


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Форма входа

Календарь новостей
«  Декабрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Друзья сайта
АРДВИН И АРДВИНЦЫ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017Хостинг от uCoz

"Здание Отчизны не может быть воздвигнуто на скале ненависти к другим народам. Да, это так, но до скончания веков армяне не должны простить туркам. Даже если это кровожадное племя, ограбившее и убившее половину нашего безоружного народа, в один прекрасный день превратится в горсть бесславного пепла, даже этот пепел надо призвать к суду, даже если это будет в Судный день".

Гарегин НЖДЕ