И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Й    Ц Е Н Т Р    Г А З Е Т Ы    А Р М Я Н    Р О С С И И

Главная "Е Р К Р А М А С" Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSВторник, 16.10.2018, 20:42
Меню сайта

Категории каталога
Выступления [10]
Интервью [8]
История [43]
Публикации [26]
Армяне в Турции [46]
РЕ-АКЦИЯ [27]
Аналитика [57]

Armenian Top Web Sites Statistics & Rating

be number one

Яндекс цитирования

Circle.Am: Rating and Statistics for Armenian Web Resources

Current Position

Ай Дат
Главная » Статьи » История

ВАН (часть 2)
При арабском владычестве город переживал упадок. С восстановлением независимости, особенно в период Васпураканского царства (908-1021), как его столица, город вновь стал одним из крупнейших в Армении, его население достигло десятков тысяч. Безымянный Историк так описывает коронацию Гагика Арцруни, первого из васпураканских царей. “Он величественно восседал на коне, сияя златотканым шитьем, как солнце, затмевающее звезды. Справа и слева находилось множество вооруженных воинов, спереди и сзади развевались стяги. Гремели голоса, блистали мечи, звучали охотничьи рога, свирели, сладкозвучные арфы и лиры”.
Одержав ряд военных побед, царь Гагик установил мир на подвластных ему землях, укрепил старые крепости и повелел соорудить новые. По его заказу зодчий Манвел начал сооружение прославленного Ахтамарского монастыря. Но прежде на острове Ахтамар Ванского озера, называемого армянами “морем”, был основан новый город — царская резиденция, от которой до нашего времени не сохранилось ничего кроме монастыря. По сообщению Безымянного Историка, продолжателя истории Арцруни, город был воплощением гения армянской творческой мысли и строительного искусства. “По приказу Гагика множество работников выламывали тяжелые каменные глыбы и сбрасывали их на глубокое морское дно. Непрерывными стараниями великий царь выстроил каменную дамбу, возвышавшуюся над морской поверхностью на пять локтей, на дамбе, как на твердом основании укрепил ряд больших глыб. На этом основании воздвиг вокруг стену длиной около пяти стадий”. Стена с высокими башнями отгораживала спокойную гавань, через прочные, скрепленные гвоздями, обращенные в “море” ворота сюда могли заходить корабли.
“Царский дворец от фундамента до устремленной в небеса вершины, стоял без колонн, воистину как вершина замыслов человеческих и предмет восхищения, — продолжает Безымянный Историк. — Дворец имел арочные ниши, богато украшенные наружные стены — всего ни в уме нельзя сосчитать, ни взглядом объять. Чтобы взглянуть на высокие до небес купола, украшенные золотом и лучащиеся, нужно было сперва снять головной убор, чтобы он не упал наземь. Заболела бы шея, прежде чем удалось бы рассмотреть все многоцветные росписи”
Если цари династии Арцруни возводили такие чудесные дворцы на одном из островов Ванского озера, легко представить, как был застроен ими столичный город Ван, чью красоту впоследствии сравняли с землей захватчики и время.
Не находя достаточных сил сопротивляться набегам кочевников, последний царь Васпуракана Сенекерим Арцруни по предложению византийского императора Василия II подписал в 1021 году договор о передаче империи своего царства с десятью городами, семидесятью двумя крепостями и четырьмя тысячами сел. Взамен он получил город и область Себастию, куда и переселил около 70-80 тысяч своих подданных, в том числе часть населения Вана.
В XII-XIII веках арабский географ Ибн ал-Асир описывал Ванскую крепость, как одну из величайших и неприступных. Но даже под защитой крепостных стен городу не сужена была мирная жизнь. Сменяли друг друга нашествия сельджуков, монголо-татар, персов. В 1387 году ванцы 26 дней и ночей храбро оборонялись против войска Ленг-Тимура. В конце концов, захватчикам удалось прорваться в город. Жителей связывали вместе и сбрасывали вниз с высоких стен крепости. По свидетельству стихотворного хишатакарана (памятной книжной записи) Григора Хлатеци жертв было так много, что последние сброшенные падали на груды тел и оставались в живых. Всего было умерщвлено семь тысяч мужчин, женщины и дети попали в плен.
В 1424 году пятьдесят дней город осаждал вождь племен кара-коюнлу Искендер, но так и не смог овладеть им. Только следующей весной при новой осаде он добился успеха.
Сменявшие друг друга завоеватели не могли искоренить стремление армян к восстановлению независимости. Борьба за свободу родины продолжалась из века в век. При переселениях и резне погибло множество рукописных книг с летописями и хишатакаранами, почти не осталось свидетельств о множестве героических битв нашего народа.
Наследники армянских царских и нахарарских династий всегда стремились восстановить государственность. Предприняли такую попытку и Сефединяны, потомки династии Арцруни, которые смогли приобрести большое влияние в Васпуракане. В эпоху ахтамарских католикосов Закарии III (1434-1464) и Степанноса IV (1465-1489) Сефединянов эти стремления увенчались успехом, когда последний в 1466 году венчал в Ахтамаре царем Армении своего брата Смбата, который, конечно же, не имел реальной власти. Хотя царствование Смбата длилось недолго, в хишатакаранах рукописных книг, созданных в XV-XVI веках в Васпуракане, Ахтамар именовался “царским престолом”. Сами же католикосы Ахтамара, первый из которых был возведен на престол в 1113 году, называли себя “царственными”, “внуками и потомками царя Гагика”. Отдельный самостоятельный католикосат, сохранялся здесь до 1895 года. Именно он покровительствовал развитию искусства в области. С конца XIII века по середину XVIII в Ване-Васпуракане было создано и украшено иллюстрациями 1500 рукописных книг, существовала Васпураканская школа художественной миниатюры.
В прошлом остров Ахтамар был гораздо больше, за столетия он уменьшился в размерах по причине подъема уровня Ванского озера. Город, основанный Гагиком Арцруни, можно было видеть еще в XVI веке. Побывавший здесь в 1510-х годах венецианский купец писал: “Всю площадь острова занимает небольшой город с внешним периметром в 2 мили. Его называют Арменик, здесь много церквей. Все многочисленные жители исключительно христиане, нет ни одного мусульманина”. Город Ван он описывал так: “Ванская крепость построена на вершине скалы, откуда бьют источники вкусной воды... Как и сама скала, крепостная стена узка и длинна, ее протяженность составляет одну милю. Внизу расположен город, населенный большей частью армянами”.
По свидетельству европейских авторов в 1490-х годах на острове Ахтамар прятали от султана племен Ак-коюнлу Рустама юного Исмаила, сына его противника — шейха Хайдара. Он оказался у армянских монахов в тринадцатилетнем возрасте и через несколько лет перебрался в Карабах, чтобы вскоре, встав во главе войска, установить свою власть в Иране и основать знаменитую шахскую династию Сефеви.
В XVI-XVII веках, в ходе непрерывных войн между Ираном и Турцией Ван не раз переходил из рук в руки. В 1533 году его заняли турки, но вскоре персы осадили город, где от голода и меча погибло 16 тысяч человек. Повторному взятию Вана в 1548 году турки придавали такое значение, что султан Сулейман Кануни поспешил письменно известить об этом французского короля. В письме он называет Ванскую крепость “несокрушимой”, “вознесенной до небес”.
По свидетельству французского посла и военного советника д'Арамо, который находился при османском войске, султан считал Ванскую крепость “самой важной и неприступной в Персии”. Хотя султан похвалялся тем, что захватил Ван в “кратчайший срок”, по сведениям турецкого историка Солак-Заде туркам было оказано ожесточенное сопротивление. “Многотысячное войско встало на ванском поле. Здесь были заранее подготовлены места для установки пушек, вырыты траншеи и предприняты другие меры, необходимые для взятия крепости. После десятидневного обстрела из пушек, ружей и луков начался штурм, и крепость была взята”. Турецкий историк не скрывает своего восхищения творениями армянских зодчих и строителей. “Зодчие этой крепости были на редкость сведущими в геометрии, только такие мастера могли в своем воображении нарисовать ее образ. Эта крепость — ключ к Персидской стране, укрепленная стена на ее окраине. Заблудший шах похвалялся: “Пока желтая скала (Вана) под моей властью, мне незачем бояться османских султанов”.
Гений армянских строителей Вана поразил и Челеби, турецкого историка XVII века. Из его описания можно представить, как выглядел Ван до великого землетрясения. “В городе есть внутренние и наружные стены. Внутренняя стена находится с запада на высоком и обрывистом утесе. С одной стороны от нее город, с другой — укрепленная крепость... Когда великий Тимур захватил Ван, он поручил одному из своих эмиров ее разрушить. Разными способами и всяческими усилиями пытались выполнить этот приказ, но не смогли. Будучи не в состоянии поколебать каменную, подобную самой скале, основу крепости, удовлетворились уничтожением нескольких башен и валов позднейшей постройки. Эти разорения не нарушили прочности Ванской крепости. Отсюда можно представить до какой степени крепкими были ее стены”.
Что не смогли сделать варвары-завоеватели, сотворило в 1648 году великое землетрясение. Аракел Даврижеци подробно описывает урон: “Обвалилась стена внутренней крепости города Вана от Тавризских ворот до Игарской башни. И еще, там и тут, во многих местах, обвалилась и обрушилась стена, а там, где не обрушилась, была повреждена так, что впоследствии пришлось сломать ее всю и возвести новую”.
Историк свидетельствует о большом числе жертв среди жителей города: “Рухнуло много домов, дворцов и строений, под их развалинами осталось множество людей и животных. И так велико было число умерших, что их погружали на телеги и вывозили за черту города; не хватало могил, чтобы хоронить каждого в отдельности, поэтому, вскопав землю, рыли большие ямы и, завернув в холстину по восемь или десять трупов, опускали их в яму и засыпали землей. Дней восемь земля непрестанно колебалась, так что люди не могли жить в домах, а жили в шатрах в отдаленных местностях, ибо в течение тех восьми дней земля, подобно шлюпке на поверхности воды, без конца колебалась, а после этого она несколько успокоилась, и колебания бывали уже раз в четыре, пять и десять дней... После первого землетрясения все, кто избежал смерти, пришли к себе домой и стали копать землю и вытаскивать из-под развалин вещи и людей. И хотя погибло бесчисленное множество людей, много было и таких, кои попечением Божьим выжили, пока их не вытащили из-под развалин. Так что спустя десять-пятнадцать дней все еще вытаскивали из-под развалин живых людей”. Даврижеци рассказывает, что двух малолетних братьев удалось вызволить живыми из-под обломков дома через сорок дней.
Разрушились все церкви в городе и окраинах, “церковь Норагеха была сначала отброшена на расстояние одного артачапа от своего прежнего места, а затем развалилась”.
Когда пыль осела над развалинами, когда уцелевшие жители похоронили и оплакали родных и близких, настала пора задуматься о восстановлении монастырей и церквей. Для этого требовались не только большие средства, но и согласие султана. Ванские богачи направили в Стамбул своего представителя, ходжу Рахиджана, которому удалось получить султанский указ. Даврижеци перечисляет всех, кто оставил по себе добрую память восстановлением армянских святынь. “Полностью развалилась церковь во имя Святого Саака, которая впоследствии вновь была сооружена ходжой Ахиджаном. Была повреждена церковь, называемая Эчмиадзином, и опять тот же ходжа Ахиджан восстановил ее, и лучше, чем первую. А в церкви Сурб Аракелоц обвалилась кровля изнутри, восстановили ее ходжи Атомяны. Обрушился также купол церкви Святого Погоса, который восстановил Геракенц Зирак”.
“Прежде всего, вардапет Киракос, настоятель Варагского монастыря, дал обет построить жаматун, что и выполнил. Ходжа Амирхан восстановил церковь Сурб Хач, Мархас Челеби — церковь Аствацацин, ходжа Диланчи — церковь Сурб Сиона, ходжа Ованнес — церковь Сурб Ншан... Была возведена ограда вокруг монастыря”.
Не только природные бедствия опустошали страну. Захватчики грабили и уничтожали духовные и культурные ценности, накопленные за века армянским народом. Не прошло и трех лет после землетрясения, как турецкие и курдские разбойники, промышлявшие в окрестностях Вана, решили прибрать к руками сокровища восстановленного Варагского монастыря. Во главе разбойничьих отрядов стояли курдский владетель крепости Хошаб Сулейман-бек и бывший османский паша Чомар. Напав на монастырь, они подвергли монашескую братию адским мукам, но так и не смогли выведать место тайника с манускриптами и драгоценными предметами церковного обихода. Поняв бесполезность пыток, он принялись выламывать камни из монастырских стен и, в конце концов, обнаружили тайник. “Увидели, что он полон сокровищ, — сообщает Аракел Даврижеци. — И там же поверх всей утвари лежало великое Святое Знамение, завернутое во множество покрывал, в красивом ковчежце. Сулейман-бек сам взял в руки Святое Знамение и вынес оттуда. Затем вынесли оттуда и всю утварь. Там было множество серебряной посуды, чаши, кресты, крест в человеческий рост, весивший один султанский литр, на котором было начертано: “Крест Давида”; множество Евангелий в золотых и серебряных окладах и другие книги, серебряная утварь, опахала, кадильницы и светильники, великолепные и драгоценные ризы и занавесы, покрывала для алтаря и множество скарба и утвари, спрятанной там. Все это собрали и вынесли наружу”. Армяне Вана и окрестностей “в отчаянии, убитые горем, скорбные и безутешные” из-за подобного святотатства стали искать возможность вернуть разграбленное. Мархас Челеби, сын ходжи Тумы Ханенца, на чьи средства недавно была восстановлена церковь Сурб Аствацацин, отправился к Сулейман-беку с богатыми дарами пробыл у него много дней, прибегнул к посредничеству множества людей, пытаясь убедить курдского вождя вернуть реликвии. Пообещал выплатить за них огромную сумму в семь тысяч курушей, но Сулейман-бек все равно не согласился.
Грабители Варагского монастыря не избегли кары, все они вскоре были убиты по различным причинам, многие погибли вместе со своими семьями. В местности, где они обитали, случилось много бедствий. Как повествует Даврижеци, “земля не давала урожая, а если и давала, его едва хватало на семена; смутой и раздорами был полон край, и даже животные не плодились, а число их убывало; и еще: в летнюю пору во время поста Святого Григора выпало безмерно много снега”. Местные жители отправились к Ибрагим-беку, в чьи руки перешли сокровища — молить его вернуть армянам их реликвии, дабы отвратить новые беды. В свою очередь ванцы собрали большую денежную сумму и, наконец, спустя четыре года Варагский монастырь получил свои сокровища назад. Главная из спасенных реликвий — Святое Знамение, Частица Животворящего Креста, помещенная в ванскую церковь Сурб Аствацацин, пропала без вести в 1915 году.

(продолжение следует)
 
Сергей Варданян,
глава из книги “Столицы Армении”, сокращенный вариант
перепечатано из журнала «Анив»
 
Категория: История | Добавил: yerkramas (05.08.2009)
Просмотров: 2575 | Рейтинг: 5.0/4 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа


Яndex

Друзья сайта
АРДВИН И АРДВИНЦЫ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2018Хостинг от uCoz