И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Й    Ц Е Н Т Р    Г А З Е Т Ы    А Р М Я Н    Р О С С И И

Главная "Е Р К Р А М А С" Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSСреда, 15.08.2018, 22:27
Меню сайта

Категории каталога
Выступления [10]
Интервью [8]
История [43]
Публикации [26]
Армяне в Турции [46]
РЕ-АКЦИЯ [27]
Аналитика [57]

Armenian Top Web Sites Statistics & Rating

be number one

Яндекс цитирования

Circle.Am: Rating and Statistics for Armenian Web Resources

Current Position

Ай Дат
Главная » Статьи » Армяне в Турции

Взгляд из Диарбекира на верообращенную армянскую семью
Не раз отмечалось, что вопрос верообращенных армян является одним из малоизученных в современном арменоведении, следовательно, любой шаг в этом направлении достоин внимания. Руководствуясь этой логикой, фонд «Нораванк» печатает статью армянина из Диаспоры Огана Сасуняна о семье верообращенных армян. Считаем должным особо подчеркнуть, что статья основана исключительно на полевых исследованиях и личных впечатлениях, тем и примечательна.
Предыстория. Диарбекир (Амед или Амида) находится на юго-востоке Турции. Население – 1.2 миллиона человек, в большинстве своем – курды. До 1915г. в городе был большой армянский квартал с активным рынком, сожженным за день до Геноцида армян. Диарбекир славился церковью Свиракоса с высокой колокольней, которую можно было увидеть с любой точки города. Сегодня этой колокольни нет, а церковь превращена в руины.
Армяне Диарбекира называли себя тигранакертцами в честь города Тигранакерт – бывшей столицы Армении, построенной царем Тиграном Великим.
В 1915г. большинство армянского населения Диарбекира было депортировано и погибло по дороге в Дер-Дзор. Мало кому удалось спастись, добраться до Сирии или Ливана и начать новую жизнь. Многих армян-сирот либо продали арабам и курдам, либо спасли курдские семьи. Их имена и самосознание были изменены, и они стали мусульманами-суннитами. В некоторых случаях меняли религию и жили скрыто целыми семьями, дабы избежать расправы и гонений.
Семья Мариам. Данное исследование посвящено корням одной диабекирской армянской мусульманской семьи. Члены семьи – выходцы из села, расположенного недалеко от Сати. Сати было армянским селом, имеющим школу и церковь. В 1940-х гг. церковь Св. Мариам (Марии) была превращена в мечеть Сати Джама. Бабушку семьи звали Мариам, родилась она в Сати в 1901г.
Во время Геноцида Мариам потеряла семью, и ее приютили курды. Она изменила имя, стала Секине и обратилась в ислам. В 13 лет ее заставили выйти замуж за единственного сына приютившей ее курдской семьи Шейхмуса. У них родились семеро детей, и поскольку ранние браки были традицией (порой, вынужденной), эти семеро детей за 90 лет (5 поколений) составили семью с 250 членами.
Интересно, что семья Шейхмуса также имеет армянские корни. Его дед в 1860-х гг. перебрался из Сасуна в Диарбекир и обратился в ислам, чтобы избежать преследований османцев.
В отличие от многих верообращенных семей Турции, новая семья Шейхмуса (второе, третье, четвертое и пятое поколения) знала о своих армянских корнях. От своей бабушки Мариам они слышали истории о ее селе и семье. Мариам очень хорошо помнила свою семью и школу, младшего брата Арутюна, пропавшего в апреле 1915г.
Из-за тяжелой экономической ситуации села в 1940-50-х гг. семья постепенно начала перебираться в Диарбекир, но связь с селом сохранила. Проходили годы, и хотя семья жила среди курдов, все равно считалась чужой.
Примечательно, что соседи-курды знали об их прошлом (а также армянах) больше, чем они сами, однако чувство вины не позволяло им говорить об этом открыто. Пожилые курды знали, что их родители также участвовали в Геноциде армян и тоже в некоторой степени ответственны за все, что случилось с теми, кто обратился в другую веру.
Структура семьи. Пожилые члены семьи были набожными людьми. Ежедневная пятикратная молитва и соблюдение поста в дни Рамадан были святыми обязанностями, которые сохранялись и уважались. Одна из дочерей Мариам даже совершила с мужем хадж в Мекку. Она пользовалась авторитетом хаджи (человека, совершающего хадж) у друзей и членов семьи.
Интересной была роль женщин в семье. Главой семьи обычно является самый взрослый мужчина, но после смерти Махмеда (сына Шейхмуса) его жена Бадрие (68 лет) стала главой семьи. Хотя Бадрие не была членом этой семьи, она была уважаемой женщиной.
В мусульманских семьях (в частности, на Ближнем Востоке и в Турции) женщины несут ответственность за воспитание детей, заботятся о доме и семье, однако они никогда не имели права принимать решения. Главой семьи является мужчина, и после его смерти заботу о жене, дочери и даже матери берут на себя его сын или брат.
Бадрие происходила из семьи, корни которой не известны. Когда у нее спрашивали о ее прошлом, она говорила, что отца звали Айком – довольно непривычное для окружения, но, в любом случае, чисто армянское имя.
Одна из дочерей Шейхмуса, Мелике, вышла замуж за сироту по имени Махмед, которому ныне 67 лет, и он частично потерял память. Помнит только, что его семья жила в селе недалеко от Вана, а отца, погибшего на войне, называли Джанфидой. Махмед не помнил название своего села и значение слова «Джанфида», непривычное для его окружения. Так армяне звали воинов-освободителей (фидаи), защищавших свои села от османской армии и курдских боевиков (до 1915г.).
В семье поощрялись ранние браки и многодетность. Каждая пара имела по 4-7 детей, а 65-летний Хафизе побил семейный рекорд, став отцом 9 детей. На Востоке большая честь, когда бабушка заботится о внуке внука (праправнуке): этой чести удостоилась Мариам, прожившая до 1985г., и надеется удостоиться Бадрие.
В семье в основном заключают браки со своими племянниками, либо с такими же верообращенными, как они. Когда их спрашивали о причинах, они отвечали, «чтобы держать кровь чистой». Среди покинувших Диарбекир и перебравшихся в Стамбул или Германию смешанных браков с курдами, турками или немцами гораздо больше, поскольку они оторвались от своего окружения, сознание национальной принадлежности ослабло, но все равно они связаны со своей семьей, селом и традициями.
Молодое поколение. Большинство молодых членов семьи считают себя курдами, но когда у них спрашивают, к какому аширету они принадлежат, они затрудняются ответить.
Один из молодых членов семьи, Али, был участником курдского движения и сторонником Абдуллы Оджалана. Это было влиянием школьного окружения Енишехира, одного из районов Диарбекира (известного преданностью курдскому движению). Друзья Али знали, что он отличается от них.
Молодое поколение также получило хорошее образование. Махмуд (29 лет) закончил инженерный факультет университета Диджле, а его племянник Фейял (25 лет) – юрист и член левацкой группы. Другой племянник, Фейзо (36 лет), – известный врач в больнице Диджле.
Они в основном придерживаются достаточно свободных взглядов, спиртные напитки в доме запрещены, но они обычно проводят время с друзьями в кафе и ресторанах. Некоторые пьют в общественных местах, другие предпочитают выпивать за закрытыми дверьми, в кругу своих друзей.
Молодые члены семьи чувствуют, что отличаются от своих соседей-курдов, однако политические и экономические трудности объединяют их против несправедливости. Не все из них поддерживают находящихся в Кандильских горах курдских боевиков, однако они не видят другого решения, пока правительство продолжает проводить антикурдскую политику.
Один из молодых членов семьи Махмуд (27 лет) пригласил друзей в открытое кафе у ворот города. Во время обсуждения повседневной жизни и политических вопросов речь зашла об аширетах. Хотя все они считали себя курдами, никто из них не смог указать свой аширет. Только Аднан смог четко сказать, что его семья когда-то была армянской, и они обратились в ислам во время войны. Махмуд удивился, что у его давнишнего друга Аднана армянское происхождение. После часового обсуждения друзья выяснили, что все они имеют «пробелы» в прошлом.
Очевидно, что все они имели неизвестное происхождение. Странно, но они чувствовали себя намного свободнее, когда проводили время друг с другом.
Окружение. Молодежь Диарбекира относилась к центральным властям почти одинаково. Правительство на протяжении десятков лет по политическим соображениям не позволяло, чтобы большинство городов и сел этих районов развивалась. Образовательный уровень был намного ниже, чем в Стамбуле или Анкаре, рабочих мест было мало. Между тем, единственным выходом для молодежи был переезд в Стамбул, перенаселенный город с 15-миллионным населением, одну треть которого составляют курды.
Как следствие, среди молодежи доминируют антиправительственные настроения. Время от времени Диарбекир становится ареной столкновений прокурдских партий с полицейскими или армией. В городе есть множество казарм и полицейских участков. Все это оставляет глубокий след на молодежь города.
Когда местных жителей спрашивают об армянах, они дают несвязные ответы. В школах преподают официальную версию о «так называемом геноциде армян», опровергающую массовые убийства и обвиняющую армян в сотрудничестве с русскими, направленном против Османской империи и убийстве миллионов невинных мусульман. Но ничего не говорится о том, где теперь эти армяне.
Имамов во всех мечетях назначают власти. В своих пятничных молитвах они порой называют армян, греков и евреев неверующими и врагами Бога. Имамы представляют неверующих людьми, далекими от Мохаммеда, святотатствующими и грешными, продающими ракию и употребляющими спиртное.
Многие в Диарбекире считают Армению страной неверующих, в которой люди пьют на улицах, а девушки носят открытую одежду, что крайне соблазнительно для молодых, однако воспринимается крайне отрицательно старшим поколением.
В таком окружении скрытая жизнь верообращенных армян становится вполне понятной. Они предпочитают вести скромную жизнь и не помнить полное плохими воспоминаниями прошлое. Зачастую они более религиозны, нежели истинные мусульмане, дабы доказать свою преданность окружению.
Выводы. Семья Мариам до сих пор живет в Диарбекире. Они считают себя не армянами, а мусульманами-курдами, имеющими армянское происхождение. Они очень близки к курдам, однако более чем 90-летнее совместное проживание не смогло ассимилировать их. Они – граждане Турецкой Республики, однако не могут причислить себя ни к одной из 40 этнических групп, проживающих в Турции. И для них легче всего сказать «Я курд» или «Я мусульманин».
Эти семьи и общины пребывают в неведении, похожи на большую старую кладовую, содержимое которой неизвестно. «Кладовую», которая, несомненно, требует более глубокого изучения и разъяснения. Хотя многие исследователи рассматривали эту проблему в очень узком свете, некоторые воспользовались исключительной возможностью исследовать ее изнутри, благодаря чему появилась и данная статья.
Семью Мариам, как и многие другие верообращенные семьи, нельзя считать армянской, однако ее нельзя также игнорировать, поскольку у таких семей не было свободного выбора.
 
Оган Сасунян
 
Примечание: Аширет – арабское слово, означающее «род». До 1915г. курды, говоря о своем происхождении, указывали свои аширеты, тогда как армяне отмечали города, откуда они родом. До сих пор курды, говоря о своей идентичности, отмечают свои аширеты, разбросанные по Турции, Сирии, Ираке и Иране, а армяне Диаспоры отмечают города (Муш, Ван, Тигранакерт, Сасун, Адана ...).

НОФ "Нораванк"
Категория: Армяне в Турции | Добавил: yerkramas (17.11.2009)
Просмотров: 2189 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4 |
Всего комментариев: 1
1  
Проблемы идентичности армян в Турции,по всей видимости,не ограничиваются собыиями 1915 года.К изменению вероисповедывания их принуждала обстановка и государственная политика Турции.Чтобы не подвергаться гонениям и давлению,некоторая часть армян становились верообращенными,то есть мусульманами.Я могу предположить,что те факты,когда иногда говорят -мусульмане часто спасали армян во время Геноцида,могут свитетельствовать о том,что чаще это делали ,скорей всего,верообращенные армяне,которые всегда помнили о своих корнях,и этот пласт,неизвестных страниц армянской истории,ждет своего исследователя!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа


Яndex

Друзья сайта
АРДВИН И АРДВИНЦЫ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2018Хостинг от uCoz