И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Й    Ц Е Н Т Р    Г А З Е Т Ы    А Р М Я Н    Р О С С И И


Главная "Е Р К Р А М А С" Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSЧетверг, 06.10.2022, 19:53
Меню сайта

Разделы новостей
РЕ-акция [15]
Диаспора [649]
Видео [21]
Армяне на госслужбе в регионах России [7]
Наши пресс-конференции [43]
Сбор подписей под Обращением против армяно-турецких протоколов [12]
МЫ ПРОТИВ ПРОТОКОЛОВ [116]

Current Position



Главная » 2009 » Апрель » 3 » КУРДСКИЙ КОЗЫРЬ В ГЕОПОЛИТИКЕ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА
КУРДСКИЙ КОЗЫРЬ В ГЕОПОЛИТИКЕ БЛИЖНЕГО ВОСТОКА
07:16
Курдский фактор всегда был одним из основных компонентов геополитики в таком стратегически важнейшем регионе, как Ближний Восток. Курдский вопрос непосредственно затрагивает интересы практически всех основных региональных держав. Общая численность курдов составляет 27-36 млн. человек. Около 55% курдов живет в пределах Турции, по 20% проживают в Ираке и Ираке и немногим более 5% сконцентрированы в Сирии. Кроме того, курды составляют около 20% населения Турции, 17% населения Ирака, 7% населения Ирана и около 9% населения Сирии.
Последние тенденции вокруг курдского вопроса ясно демонстрируют, что курдский вопрос становится козырной картой в ближневосточной геополитике. Особую важность данный фактор приобретает для Турции. Иран, Ирак и сами курды также активно вовлечены в процессы, так или иначе связанные с курдской геополитикой. Вввиду важности этих тенденций и их влияния не только на Ближний Восток, но и на соседние регионы, представляется целесообразным рассмотреть стратегические цели каждого из вышеуказанных игроков.

Турция
Основным стратегическим императивом Анкары в курдской геополитике предстает ослабление курдского единства как в самой Турции, так и за ее пределами. Сейчас в турецкой политике происходит весьма интересный симбиоз пантюркизма в качестве основной внешнеполитической доктрины и ислама в качестве внутренней наднациональной идеологоии, которая должна будет консолидировать тюркский и нетюркские элементы (в основнном тюрок и курдов) внутри страны в свете возвышения того же самого пантюркизма. Поддержание турецко-курдского союза возможно только посредством ислама и именно благодоря ему турки могут сперва внушить, а затем и убедить курдов в том, что последние, как мусульмане, являются равноправным с турками компонентом Турции.
В данном направлении Анкара уже предпринимает соответствующие шаги. Так, в первой декаде марта курды Диарбекира праздновали 1458-й день рождения пророка Мухамеда. Мероприятие было организовано организацией «Икра-Дер» и другими исламскими ассоциациями, которые сформировали Союз любящих пророка, контролируемого в основном курдской Хесболла, военизированной организацией, основанной Хусейном Велиоглу с целью создания курдского исламского государства. Мероприятие такого рода с участием десятков тысяч людей было организовано впервые. По некоторым данным, там присутствовало от 70 до 100 тыс. человек. Для многих аналитиков данное мероприятие было сюрпризом. А до этого прокурдская партия демократического общества организовала мероприятие, посвященное международному женскому дню, а 21 февраля турецкий премьер Эрдоган провел предвыборный митинг в Диарбекире, на котором присутствовало до 30 тыс. человек, в основном курдов. А при праздновании Новруза, который для курдов идентичен Новому году, президнет Турции Абдулла Гюль поздравил курдов и впервые заявил, что Турция – это страна, где в мире проживают представители народов, говорящих на разных языках, имеющих разные этнические корни и культуру. И это при том, что в Турции все народы официально считаются турками. Министр культуры страны на торжествах в Анкаре призвал турецкий народ забыть о негативе прошлого и праздновать такие мероприятия в обстановке терпимости.
В январе 2009 года государственная телекомпания ТРТ-6 организовала 24-часовой эфир на курдским языке. Премьер-министр страны Эрдоган даже поприветствовал телезрителей на курдском языке. Тот же Эрдоган 21 февраля сего года заявил в Диарбекире, что власти разрешат возвратиться на родину живущему в эмиграции известному курдскому Силвану Перверу.
Конечно, турецко-курдские противоречия столь глубоки и сложны, что они не могут быть решены за короткое время и посредством такого рода символических шагов. Однако, здесь весьма важным представляется правильное начало этого процесса и именно на это сейчас нацелены усилия Анкары.
Тем не менее, как уже отмечалось выше, этнический ареал курдов не ограничивается Турцией и для того, чтобы интегрировать их в турецкое общество, одновременно ослабив и них потенциал сохранения собственной национальной идентичности, Анкара должна нарушить и разорвать их связи с курдами, компактно проживающими в соседних странах. Ключевой мишенью здесь выступает Иракский Курдистан. Стратегическая важность Иракского Курдистана заключается в том, что это единственное в мире курдское государственное образование, пусть даже де-юре автономное, и один этот факт уже позволят ему стать ядром будущего объединенного курдского государства. Именно поэтому, успех политики Анкары по интеграции турецких курдов будет во вмногом зависеть от формата взаимоотношений Турции с Иракским Курдистаном.
Какой же формат должна сформировать Турция для достижения своих стратегических геополитических целей? Одним из ключевых элементов данной политики будет углубление политико-экономических связей с Иракским Курдистаном, ставя особый акцент на то, чтобы показать себя в качестве гаранта поддержания фактического суверенитета этого образования. В данном направлении Анкара также начала весьма активные шаги. К примеру недавно турецкий президент посетил с официальным визитом Ирак и Курдский вопрос доминировал среди вопросов, которые обсуждались на переговорах между двумя странами. Турецкий президент должен был встретится и с президентом Курдского регионального правительства (так зачастую называют Иракский Курдистан) Месутом Барзани, но встреча не состоялась из-за разногласий между Барзани и иракским премьером Нури аль Малики. Но Абдулла Гуль встретился в Багдаде с премьером Иракского Курдистана Нечирваном Барзани и по информации правительства Иракского Курдистана, встреча прошла в теплой атмосфере. Курдский премьер заявил, что будет сделано все для дальнейшего углубления взаимоотношений с Турцией.
Интересно, но впервые в турецкой истории глава этой страны использовал слово «Курдистан» в отношении этого региона Ирака. Турецкая пресса, естественно, позитивно оценила это, подчеркнув, что это открывает новый этап в политике Турции по отношению к курдам. Анкара, конечно же, не признает независимости Иракского Курдистана. Ведь существование независимого приграничного Курдистана может попросту расстроить стратегию Турции по инкорпорации собственных курдов в турецкой среде и их растворению в ней ввиду того, что курды предпочтут соединиться со своими соплеменниками в единое курдское государство. Кроме того, будучи частью Ирана, Иракский Курдистан будет занят внутрииракскими проблемами, в частности такими, как поддержание своего суверенитета, его распространения на Киркук, Мосул и другие регионы и т.д.
Но взамен поддержки Иракского Курдистана Анкара, естественно, потребует нечто взамен. В качестве минимума это будет нейтральная позиция Иракского Курдистана по отношению к проблемам своих соплеменников в Турции, а в качестве максимума – совместная с Турцией борьба против Курдской рабочей партии (КРП). Действительно, КРП организовывает террористические акты против Турции, но она, пожалуй, единственная хорошо организованная сила среди турецких курдов, которая ведет борьбу за независимость своего народа от Турции и ее уничтожение окажет сильнейшее воздействие на борьбу курдов за самоопределение. Президент Гуль, кстати, прямо заявил руководству Иракского Курдистана, что курды имели возможность ясно представить себе какое воздействие может иметь уменьшение или увеличение поддержки Турции, а также то, что именно Курдская рабочая партия расстраивает связи с Турцией.
Логика Турции здесь предельно проста: они считают, что данное предложение будет приемлемо для Иракского Курдистана, который в противном случае, особенно после вывода американских войск из Ирака, окажется окруженным недружественными странами. Поэтому, у курдов, по существу, два выбора: поддерживать свой реальный суверенитет или де-факто независимость в границах Иракского Курдистана или же быть зажатыми между недружественными и намного более сильными странами и оказаться перед риском потерять даже то, что они имеют. В долгосрочной перспективе данная стратегия Анкары может привести к нейтрализации курдского фактора во внутренней политике Турции, что непосредственно скажется на позициях этой страны на других геополитических фронтах.

Ирак
Д
ля Ирака ключевым стратегическим императивом является поддержание своей территориальной целостности, пусть даже де-юре. И здесь ключевым аспектом выступает именно курдский фактор, ведь именно курды являются единственной реальной силой, которая пожет поставить под сомнение территориальную целостность Ирака. Именно поэтому Багдад, также как и Анкара, стремиться инкорпорировать курдов в единый Ирак. Но, в Ираке нет единой наднациональной идеологии для этого. Ислам здесь может не сработать ведь в Ираке весьма пестрый и неоднородный конфессиональный состав, состоящий как из суннитов, так и из шиитов. В турции же и турки, и курды являются мусульманами-суннитами. Поэтому для поддержания своей территориальной целостности Ирак должен опираться на третьи страны и если курдский фактор может сблизить Багдад с Анкарой, то Ирак непременно пойдет на сближение с Турцией.

Иран
Курдский фактор также весьма важен и для Ирана. Ирану, кстати, удалось посредством использования ислама в качестве наднациональной идеологии услилить внутренюю сплоченность своего общества. Но курды являются элементом, который весьма трудно удерживать в консолидированном состоянии. Во-первых, по ту сторону границы соплеменники иранских курдов ведут борьбу за самоопределение и этот уже сам этот факт создает проблемы в в поддержании курдов в пассивном и безразличном состоянии. Во-вторых, около 2/3 иранских курдов являются мусульманами-суннитами, в отличие от остального Ирана, большинство населения которого являются мусульманами-шиитами.
Тегеран также опасается, что курдский фактор может быть разыгран и его потенциальными соперниками, например, Турцией, если последняя возьмет в свои руки инициативу в курдской геополитике. Но, Тегеран не является пассивным наблюдателем в курдской геополитике и активно участвует в ней. В феврале нынешнего года министр иностранных дел Ирана посетил с официальным визитом Иракский Курдистан и обсудил двусторонние связи. Было заявлено, что в регионе будет открыто иранское консульство. Планируется также открытие регулярного авиасообщения с между курдистанским городом Сулейманя и Тегераном. Немаловажную роль в укреплении позиций Тегерана может сыграть и последние тенденции в налаживании взаимоотношений с США, особенно после обращения президента Обамы к иранскому народу. В данном контексте уже имеются и конкретные шаги. К примеру, министерство финансов США добавила в список террористических организаций Партию свободной жизни Курдистана (Parti bo Jiyani Azadi la Kurdistan - PJAK), которая действует с 2004 года в Иране и ведет борьбу за создание автономного курдского региона в Иране. Понятно, что если ирано-американские отношения действительно будут развиваться в сторону нормализации, то роль Ирана в курдской геополитике примет качественно иной характер.

Курды
Курды сами также ведут свою собственную игру в этих геополитических процессах. Основной стратегический императив – обыграть в долгосрочной перспективе региональных игроков, в первую очередь Турцию. Эта поэтапная стратегия, суть которой добиться пусть даже маленькох геополитических дивидентов и ждать подходящих условий для дальнейшего развития достигнутого успеха. Это весьма целесообразная стратегия, особенно учитывая то, что Анкаре будет очень трудно всецело интегрировать своих курдов в турецкое общество в условиях весьма продуманного воздействия на тех же самых курдов из-за рубежа.
Как видно, курдская геополитика действительно стала составным и одним из ключевых элементов одним геополитики региональных держав. Кстати, этот фактор также разыгрывается и глобальными игроками. Достаточно указазать, что на празднования Новруза в столицу Иракского Курдистана съехались дипломатические представители из десятка стран, в частности, США, Россия, Великобритания, Япония, ФРГ, ООН и т.д. Курдская карта в геополитике Ближнего Востока будет активно разыгрываться и армянские государства должны будут пристальноо следить за этим, ведь курдская геополитика имеет, можно сказать, непосредственное влияние и на геополитические процессы в Закавказье и, конечно же, на армянскую геополитику.
Просмотров: 701 | Добавил: yerkramas | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Форма входа

Календарь новостей
«  Апрель 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Друзья сайта
АРДВИН И АРДВИНЦЫ
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2022Хостинг от uCoz

"Здание Отчизны не может быть воздвигнуто на скале ненависти к другим народам. Да, это так, но до скончания веков армяне не должны простить туркам. Даже если это кровожадное племя, ограбившее и убившее половину нашего безоружного народа, в один прекрасный день превратится в горсть бесславного пепла, даже этот пепел надо призвать к суду, даже если это будет в Судный день".

Гарегин НЖДЕ