И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Й    Ц Е Н Т Р    Г А З Е Т Ы    А Р М Я Н    Р О С С И И


Главная "Е Р К Р А М А С" Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSВторник, 19.01.2021, 08:51
Меню сайта

Разделы новостей
РЕ-акция [15]
Диаспора [649]
Видео [21]
Армяне на госслужбе в регионах России [7]
Наши пресс-конференции [43]
Сбор подписей под Обращением против армяно-турецких протоколов [12]
МЫ ПРОТИВ ПРОТОКОЛОВ [116]

Current Position



Главная » 2009 » Август » 1 » Геворк Бардакчян: “Как армянин из диаспоры не представляю себя без Армении”
Геворк Бардакчян: “Как армянин из диаспоры не представляю себя без Армении”
08:57
Известный арменовед из диаспоры, профессор кафедры арменоведения Мичиганского университета Геворк Бардакчян родился в Бейруте, учился в армянской католической школе Дамаска, в арабском училище, затем окончил филологический факультет Ереванского государственного университета. После защиты докторской диссертации в Оксфорде по арменоведческой теме два года стажировался в Сорбонне, затем переехал в США и 14 лет преподавал в Гарвардском университете.
В 1988 году по инициативе Алека Манукяна и на средства его фонда в Мичиганском университете была основана кафедра арменоведения, руководить которой пригласили господина Бардакчяна. В это время в Мичиганском университете уже действовала кафедра истории Армении.


– Г-н Бардакчян, какую образовательную программу предлагает кафедра арменоведения Мичиганского университета?
– Мы проводим занятия по армянскому языку, литературе, культуре и истории. У нас учатся на бакалавров, но это не постоянные студенты. Для сравнения скажу, что на моем курсе культуры было 37 студентов, только четверо из которых были армянами, остальные – американцы, а в государственном университете Восточной Калифорнии было 60 студентов и все армяне. Наше преимущество в том, что мы обучаем и иностранцев. У меня 6-7 студентов, которые должны защитить степень бакалавра. Есть еще один студент, приехавший из Ереванского государственного университета, где он учился на факультете социологии. Другой приехал из Швейцарии и занимается сравнительным анализом армянской и греческой литературы.

– Много ли студентов из Армении?
– В этом году из Армении к нам обратились трое, но из-за низкого уровня знания английского языка они не поступили.

– Как Вы думаете, какова сегодня ситуация в арменоведении, какие есть проблемы?
– Я деликатно подхожу к подобным проблемам. Мне неприятно говорить о спорах, возникающих между различными учеными. Разнузданная против Ричарда Ованнисяна кампания была неверной. Подобным образом наука не прогрессирует. Я не согласен и с языком и стилем Армена Айвазяна, даже когда я соглашаюсь с некоторыми его мыслями. Но и с Ричардом Ованнисяном не согласен, но это не означает, что его книги нужно сжечь. Нельзя диктовать, кто и как должен писать историю Армении. Если кто-то несогласен, нужно спокойно обсудить проблему, а не оскорблять людей. Я столько лет проводил свои исследования, и ни у кого не спрашивал, о чем должен писать.

– Как Вы считаете, не нуждается ли арменоведение в систематизации?
– Нужно классифицировать имеющиеся труды. Только в Мичиганском университете есть 20-22 тысячи книг, и в США мы находимся на 4-ом месте после библиотек Конгресса, Гарварда и Калифорнии. Но у нас некому обработать весь этот материал.

– Какие темы Вы сейчас изучаете?
– Уже несколько лет я работаю по трем темам. Во-первых, пишу историю Константинопольского Патриаршества, кроме этого – историю летописца 17-го века Григора Дарананци (Дамахеци). Работы последнего перевожу на английский. Хочу издать прочитанные мною 15 лет назад в Колумбии 6 лекций, посвященных армянской идентичности, и 30 статей, посвященных традициям армянской апокалиптики. Должен издать и материалы международной конференции 2004 года, посвященной армянской церкви. Сейчас я работаю над различными темами по истории, культуре и языковедению, а также занимаюсь вопросами заимствований.

– Как Вы относитесь к требованию арменоведов из диаспоры о том, чтобы перейти к традиционному (по Маштоцу) правописанию?
– Я против возврата к традиционному правописанию, и наверное, я единственный, кто не то чтобы не хочет восстановления старого правописания, наоборот, хочу, и было бы неплохо вернуться к старому, но сейчас еще не время. Этот вопрос перестал быть просто вопросом языковедения и стал политическим вопросом. Поэтому я не хочу его политизировать. Много и таких, кто говорит лишнее на эту тему. Что могут дать детям одночасовые занятия в субботних школах, чтобы еще задумываться над правописанием. Якобы они из-за правописания не разбираются в этимологии слов. Между тем, одно никак не связано с другим. По новому правописанию намного легче читать на восточноармянском языке. Проблема не в правописании, а в фонетике. Наверное, я единственный во всей диаспоре, кто против этих изменений. Тот же спор произошел несколько лет назад во время конференции Армения-Диаспора. Я также против того, чтобы искусственно обострять эту проблему.

– А что Вы предлагаете?
– Диаспора сегодня есть, а завтра ее нет. Я не считаю, что капризам диаспоры нужно подчиняться и отказываться от строго научных подходов. Иначе получится, что сегодня критикуют Абегяна и Ачаряна. Когда есть желающие, я обучаю их на восточноармянском языке. А после летних курсов 1995-1996 гг. число последователей восточноармянского языка увеличилось. В день у нас проводится четыре часа лекций и три часа лабораторных работ.

– Как Вы оцениваете ситуацию с армянской идентичностью в Диаспоре?
– Каждая община имеет свою историю и ни одна не похожа на другую. Диаспора разобщена, это не монолитная конструкция. У каждой общины свои проблемы. Сейчас происходят интересные процессы. Всегда был отток на запад из общин Среднего Востока и таким образом армянские колонии сохранялись. А с 70-х годов прошлого века начали приезжать из Армении, восточноармянский язык стал актуальным и, например, в Калифорнии в языковом плане сложилась хаотическая ситуация. Сейчас у каждой школы свой стиль и свой язык. Иранские армяне, армяне Сирии и Ливана, армяне Константинополя имеют свои школы. Здесь творятся удивительные дела. Для прибывших из Армении армян армянский язык – не проблема, а для других – проблема. Армяне могут жениться на представителях других национальностей, стать католиками и протестантами. Следовательно, появляются новые армяне, которые не ассимилируются, женятся на чужих, не знают армянского языка, но говорят: “Я армянин”.

– Что объединяет армян?
– Конечно, проблема Геноцида. Вообще, если объединить партии Дашнакцутюн, Рамкавар и Гнчакскую и все сочувствующие им организации, их численность не превысит 30-40% всей армянской диаспоры. Следовательно, большая часть диаспоры не входит ни в какие организации. Нужно найти способ установить контакты с этими людьми. Я из диаспоры, но не могу представить себя без Армении. Поэтому делаю все, чтобы каждый год мои студенты приезжали в Армению и знакомились с нашей страной. В этом смысле роль Министерства Диаспоры состоит в объединении всех вокруг Родины. Израиль тоже имеет такие программы, как программа “Приди домой!”. Идея размещения молодых людей в семьях местных жителей просто прекрасна. Может, и я своих студентов привезу в Армению по этой программе.

Беседу вел Акоб Асатрян, «Армяне сегодня»
Просмотров: 695 | Добавил: yerkramas | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Форма входа

Календарь новостей
«  Август 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Друзья сайта
АРДВИН И АРДВИНЦЫ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2021Хостинг от uCoz

"Здание Отчизны не может быть воздвигнуто на скале ненависти к другим народам. Да, это так, но до скончания веков армяне не должны простить туркам. Даже если это кровожадное племя, ограбившее и убившее половину нашего безоружного народа, в один прекрасный день превратится в горсть бесславного пепла, даже этот пепел надо призвать к суду, даже если это будет в Судный день".

Гарегин НЖДЕ