И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Й    Ц Е Н Т Р    Г А З Е Т Ы    А Р М Я Н    Р О С С И И


Главная "Е Р К Р А М А С" Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSЧетверг, 28.01.2021, 18:43
Меню сайта

Разделы новостей
РЕ-акция [15]
Диаспора [649]
Видео [21]
Армяне на госслужбе в регионах России [7]
Наши пресс-конференции [43]
Сбор подписей под Обращением против армяно-турецких протоколов [12]
МЫ ПРОТИВ ПРОТОКОЛОВ [116]

Current Position



Главная » 2009 » Август » 20 » "Корни никуда не деваются!", - считает бывшая балерина туркменского балета Эдиса Сарвазян
"Корни никуда не деваются!", - считает бывшая балерина туркменского балета Эдиса Сарвазян
00:06
Собирая информацию для своей очередной книги – "Армяне в мировой хореографии", в материале об истории балета Туркменистана мне повстречалось имя балерины Эдисы Сарвазян. Благодаря упорным поискам в интернете мне удалось найти дочь танцовщицы, проживающей в США. И однажды утром  из Америки по телефону со мной связалась сама Эдиса Газаровна. Она охотно согласилась дать интервью "ГА" с помощью интернета и телефона.

Эдиса Газаровна, очень рад представить нашим читателям соотечественницу, с которой они еще не знакомы. Начнем сначала. Вы армянка из Туркмении, а откуда ваши корни?
– Мой отец, коммунист Газар Манучарович Сарвазян, был родом из села Ахлатян Зангезурского района. Моя мама, Варсеник Хачатуровна Аганова, из Баку. В 1926 году отца отправили в Туркменистан на борьбу с басмачами. Маме тогда было лет 14-15, но, поскольку в те времена азербайджанцы часто похищали армянских девушек, маму отправили вместе с отцом. Они поженились в Ашхабаде, когда ей исполнилось 16 лет. В 1941-м отец ушел на фронт, получил ранение в ногу и вернулся в Ашхабад. Здесь ему поручили  должность директора молочного комбината. В 1948 году в Ашхабаде случилось страшное землетрясение, во время которого погибли отец и старшая сестра. Мама осталась одна с 6-ю  детьми. Мне тогда было 4 года. Хорошо помню, как  строили землянку – одну комнатку. Мамины родственники тогда все жили в Баку. Кое-кого они забрали к себе на год-два, а мы с мамой остались в Ашхабаде. В Баку жила моя бабушка Лусине – красивая синеглазая женщина, очень властная. Однажды в Баку приехала знаменитая Тамара Ханум. Бабушка потребовала билеты на ее концерт в первый ряд. После концерта она пробралась за кулисы и сказала Тамаре Ханум: "Ой, джана, какая счастливая у тебя свекровь, ты, наверное, ей целый день поешь".

Kак случилось, что дочь из многодетной армянской семьи из Туркмении в раннем возрасте попала в престижную школу Вагановой в Ленинграде?
– 1951-м я пошла в школу, а в 1954-м приезжает комиссия из Ленинграда, чтобы отобрать талантливых детей в балетную школу. Творилось что-то невообразимое. Все родители пытались своих детей протолкнуть на эти просмотры. А я пошла туда одна: маме было некогда - она работала день и ночь. Я прошла все три тура, которые проходили в Туркмении, а последний тур был в Ленинграде. Я даже не думала о карьере балерины, хотя очень любила театр. Мне было 7 лет, когда я впервые попала в оперный театр на оперу "Снегурочка". В разрушенном Ашхабаде увидеть такую красоту было невероятно. В общем нас, 40 человек, отправили в Ленинград, там прошли конкурс и остались учится девять человек, а закончили всего лишь трое, в том числе и я.

– Кто были ваши педагоги?
– Все, кто составлял балетные учебники: Ермолович, ученица А.Вагановой Железнова, В.П.Мэй и Суколкина (народный танец).

– А одноклассники?
– В 1954–1963 годах в училище учились трое из знаменитых "невозвращенцев" русского балета  – Рудольф Нуриев, Наталья Макарова и Михаил Барышников. Нуриев и Макарова были старше меня, а Барышников – младше. Наше училище было такое знаменитое, что к нам каждый день приезжали делегации со всего мира: то какой-то король, то принц, то американская труппа, и мы обязательно должны были показывать спектакль. Уже тогда все восхищались этими артистами. С Нуриевым у нас был общий педагог по фортепиано – Мария Дмитриевна Шостакович. Класс был один на всех, так что Нуриев часто выталкивал меня из класса и начинал сам музицировать. В 1963-м, когда я закончила училище, вернулась в Ашхабад и начала работать в Туркменском театре оперы и балета.

– С армянской фамилией нетрудно было делать карьеру в Туркмении?
– Я так многому научилась в Ваганьковке и столько работала, что им пришлось смириться с моей армянской фамилией. В 1967г. была декада туркменской культуры в Узбекистане. Я должна была поехать, и, поскольку уже танцевала главные партии, партком театра вызвал меня и предложил сменить мою фамилию на Саруханову. Я не согласилась, не изменила себе и род свой не подвела. Так что моим родным за меня не стыдно.   Не поменяла фамилию даже тогда, когда вышла замуж за туркмена. Танцевала весь сольный репертуар: Жизель, Зарема ("Бахчисарайский фонтан"), Черный лебедь ("Лебединое озеро"), Маша ("Щелкунчик"), Мехменэ Бану ("Легенда о любви"), Редисочка ("Чипполино"), Хозяйка Медной горы ("Каменный цветок"), Зеленая дама ("Пер Гюнт"), Злая девочка ("Добрая волшебница"), Нида ("Чудесный лекарь’’), Барышня ("Барышня и хулиган"), а также в балетах "Шопениана", "Баядерка", "Лоуренсия". В 1960 – начале 70-х гг. основное внимание наш театр уделял национальному репертуару. Я выступала почти во всех туркменских национальных балетах – "Студенты", "Алдар-Косе", "Сахра", "Мелодия пустыни", "Сердце, найденное в песках", "Гибель Суховея" (последний показывали также в Большом театре). Участвовала также в постановках балетов Арама Хачатуряна - танцевала Гаяне и Эгину в "Спартаке".

Расскажите, пожалуйста, о танцевальном коллективе "Красная гвоздика", которым вы руководили.
– У нас когда-то работал балетмейстер Владимир Анатольевич Фарманов, кстати, армянин из Баку. Он и организовал ансамбль "Красная гвоздика". После его отъезда  из Ашхабада я стала руководительницей ансамбля. До этого, в 1980–1983-х, работала в Челябинске, Ижевске. Для "Красной гвоздики" я ставила классические танцы на музыку Штрауса, Моцарта и других композиторов. В последние годы ставила также туркменские танцы, но в классическим стиле. Все правительственные концерты проходили с нашим участием. В 1991 году получила звание заслуженной артистки Туркменской ССР. Ансамбль же стал лауреатом Ленинского комсомола, а я получила медаль "За любовь к Отечеству". Еще в Ашхабаде в 1999г. был музыкальный конкурс, на котором я получила награду за лучшее произведение, посвященное родному краю.

Вы кoгда-нибудь выступали в Армении? Были ли связи с армянскими деятелями искусств?
– Как-то к нам приехала Гоар Гаспарян. В гостинице все номера были заняты, и директор театра попросил меня приютить армянскую певицу. Я охотно согласилась,  и Гоар Гаспарян жила у меня в квартире. В Армении никогда не танцевала. Когда-то я часто приезжала в Ереван, где жил мой дядя. После его смерти гостила у его жены, которая водила меня в театры, церкви, в Матенадаран. В Армении у меня больше родственников нет.
Сколько бы ни училась у разных культур, сколько бы ни жила в разных странах, все равно я остаюсь армянкой, хотя и не владею языком. Корни – они никуда не деваются, они остаются с человеком навсегда. Слышу музыку и сразу же узнаю, что это армянская музыка. Вот уже пять лет я живу в Америке и остаюсь армянкой.

– А чем вы занимаетесь в Америке?
– Своей внучкой! Вожу ее на балет, на уроки рисования (кстати, учитель живописи – армянин). Предлагали заниматься хореографической педагогикой, но пока не соглашаюсь.

– Что ж, Эдиса Газаровна, желаю вам крепкого здоровья и надеюсь, что ваш талант балерины продолжится в вашей внучке. И у нас  будет повод гордиться, что она внучка нашей соотечественницы Эдисы Сарвазян!

P.S. Туркменский театр оперы и балета
был основан в 1941г. в Ашхабаде. В годы правления Сапармурата Ниязова опера, балет, цирк и другие "западные" искусства были объявлены "чуждыми туркменскому народу", и Туркменский театр оперы и балета был ликвидирован. Правоохранительные органы Туркменистана начали репрессии в отношении деятелей культуры страны. В 2006 году была убита танцовщица, руководитель ансамбля "Менгли" Светлана Джафарова. Классический балет уступил место народным танцам. "Я не понимаю балет, зачем он мне?" – вопрошал Туркменбаши. Его преемник, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов, в своей культурной политике оказался либеральнее. После многолетнего запрета на оперу в Туркменистане прошел первый оперный спектакль "Шасенем и Гариб". Дойдет ли дело до балета?
 
Арцви БАХЧИНЯН, «Голос Армении»
Категория: Диаспора | Просмотров: 2083 | Добавил: yerkramas | Рейтинг: 4.3/3 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Форма входа

Календарь новостей
«  Август 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Друзья сайта
АРДВИН И АРДВИНЦЫ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2021Хостинг от uCoz

"Здание Отчизны не может быть воздвигнуто на скале ненависти к другим народам. Да, это так, но до скончания веков армяне не должны простить туркам. Даже если это кровожадное племя, ограбившее и убившее половину нашего безоружного народа, в один прекрасный день превратится в горсть бесславного пепла, даже этот пепел надо призвать к суду, даже если это будет в Судный день".

Гарегин НЖДЕ