И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Й    Ц Е Н Т Р    Г А З Е Т Ы    А Р М Я Н    Р О С С И И


Главная "Е Р К Р А М А С" Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSСуббота, 01.10.2022, 17:43
Меню сайта

Разделы новостей
РЕ-акция [15]
Диаспора [649]
Видео [21]
Армяне на госслужбе в регионах России [7]
Наши пресс-конференции [43]
Сбор подписей под Обращением против армяно-турецких протоколов [12]
МЫ ПРОТИВ ПРОТОКОЛОВ [116]

Current Position



Главная » 2009 » Сентябрь » 15 » Министр иностранных дел - не председатель колхоза!
Министр иностранных дел - не председатель колхоза!
10:44
Интервью с руководителем парламентской фракции АРФД Вааном ОВАННИСЯНОМ
 
- Г-н Ованнисян, Дашнакцутюн считает парафированные армяно-турецкие протоколы капитуляцией. Почему?
- Несмотря на многочисленные заявления о том, что переговоры велись без всяких предварительных условий, мы видим, как ловко сумела Турция «вмонтировать» их в эти документы. Эти протоколы предусматривают, что Армения признает территориальную целостность Турции и ее нынешние границы. И, что смешнее всего, глава армянского МИД и все те, кто желает быть обманутым, пытаются убедить нас в обратном и говорят: но ведь там же нет слова «Карс»! Слова нет, но содержание целиком наличествует, поскольку там сказано: вновь подтверждая двусторонние обязательства. Мы не против установления дипломатических отношений, открытия границы. Но в этом вопросе имеется одна тонкость. Границу закрыли не мы, однако в документе почему-то сказано, что стороны согласились открыть границу. Ощущение такое, будто обе стороны одинаково виноваты в том, что граница закрыта и дипломатических отношений нет. Очень серьезные сомнения вызывает и положение о создании подкомиссии историков. Ясное дело, что основным вопросом повестки этой подкомиссии станет обсуждение вопроса геноцида армян - был он или его не было? Это для нас неприемлемо, поскольку приведет к вечному замораживанию этого вопроса. Повторяю: мы не против установления и развития отношений, но мы против предварительных условий. Поэтому мы потребуем пересмотра протоколов, содержащих такие предварительные условия.
 
- Явились ли эти протоколы неожиданностью для АРФД?
- Мы знали, что идут переговоры по этим вопросам и приблизительно представляли, какие именно вопросы обсуждаются. Но поскольку переговоры были секретными, Турция не имела возможности использовать их в свою пользу, не могла сказать миру: помолчите, мы ведем переговоры с армянами! Турции нужна была и сейчас нужна имитация переговоров. Что же произошло в последнее время? Наш министр иностранных дел решил, что, ускорив и рассекретив переговоры, можно быстрее достичь результата, и допустил, по нашему мнению, стратегическую ошибку. Потому что Турция мгновенно воспользовалась самим фактом - не говоря уже о результатах и процессе - переговоров. Форма ведения переговоров была ошибочной, что же касается их содержания, то оно не было неожиданным для нас. Еще до их рассекречивания у нас были обсуждения с министром иностранных дел. Мы письменно представили свои возражения по трем пунктам. О них был осведомлен и президент, поскольку ему была передана копия документа.
 
- То есть ваши возражения не были учтены?
- Для нас было неприемлемо, что информация о «дорожной карте» появилась вдруг и именно накануне 24 апреля. Фактически окончательного обсуждения не было, или оно состоялось без нас. И поскольку это было так, мы вышли из коалиции. Но уже в то время мы понимали, что именно произошло: этим заявлением мы фактически избавили президента Обаму от необходимости выполнить свое обещание. Я и сейчас уверен, что неожиданное появление этих протоколов нацелено на пресечение признания геноцида армян Конгрессом США. Ведь этот вопрос еще стоит на повестке дня, а кроме того, 10 июля ряд конгрессменов обратились с письмом к президенту Обаме, отметив, что Турция, несмотря на свои обещания, границу с Арменией так и не открыла, дипломатических отношений не установила, поэтому они требуют принять определенные меры. Видимо, во избежание принятия таких мер и чтобы продолжить имитацию переговоров, и были опубликованы эти документы. Но это уже опасный этап. Указан четкий график. Разумеется, мы будем бороться за полное изменение текстов этих документов, а если не удастся, то должны сделать все возможное, чтобы наш народ сказал «нет» этим унизительным документам и заставил власти отказаться от опасных шагов.
 
- А какими возможностями мы обладаем сегодня для нейтрализации содержащихся в этих документах угроз?
- Наша дипломатия должна обосновать необходимость изменения этих документов. Их подписание означает полную ломку траектории нашего национального развития, означает, что Армения и армянский народ перестают быть самостоятельным политическим фактором. По этим документам мы берем на себя обязательства, которые не только не отвечают нашим национальным интересам, но и противоречат документу под названием «Стратегия национальной безопасности».
 
- Но неужели власти не видят указанных вами опасностей?
- Не знаю. Может быть, на них оказывают давление. Но в подобных случаях следует честно признаться: уважаемый народ, все это плохо, но у нас нет иного выхода. Тогда бы и мы поняли и начали бы сообща искать пути выхода. Но продолжать утверждать, что это хорошо, пытаться убедить, используя для этого лексикон, приличествующий разве что председателю колхоза, разглагольствуя о телятах и волах,- этого я понять не могу.
 
- Но найдется ли у нас потенциал противостоять этому давлению?
- Найдется. Этот потенциал - наш народ и честное обращение с ним. Ресурс пропадает, когда народ перестает верить, доверять собственным властям. А когда он перестает делать это? Когда власти абсолютно не думают о благосостоянии народа и утверждении справедливости в стране.
 
- Может быть, прав Армянский национальный конгресс, требующий смены власти?
- Для смены власти, как и для любого другого политического процесса, нужно свое время. Смены власти требует и Дашнакцутюн. Но смены власти надо требовать не ежедневными криками на улицах - к этому надо подготовить общество и победить на выборах.
 
- Может быть, вариантом ответа на вызовы может стать консолидация политических сил - я имею в виду АРФД, «Наследие» и АНК?
- Я пока еще не вижу возможных общих граней сотрудничества с АНК, поскольку Конгресс, кажется, приветствует проводимую властями политику. АНК заботит единственно то, чтобы Турция снова не затянула открытие границы. То есть его тревожит вовсе не смена политического курса. В центре внимания Конгресса - смена власти, а эти вопросы его не интересуют. Что же касается «Наследия», то очень возможно, что мы начнем работать с этой политической силой, тем более что это парламентская партия. Думаю, это сотрудничество можно назвать уже начавшимся, поскольку мы вместе с «Наследием» предлагаем до ратификации этих протоколов провести парламентские слушания. Думаю, по этим вопросам больших разногласий у нас нет.
 
- А по вопросу референдума?
- Идея референдума, что и говорить, очень интересна. Однако я затрудняюсь сказать, как это будет оформлено законом. Недавно закон о референдуме был изменен - и изменен именно в связи с этим. Но есть и еще одна опасность: мы все прекрасно знаем, как проводят в нашей стране выборы и референдумы…
 
- Когда АРФД составляла часть правящей коалиции, видела ли она в нашей внешней политике зародыши нынешних процессов?
- Видели и боролись с ними. В те времена мы хотя бы были уверены в том, что принимаемые страной документы удостаиваются серьезного отношения. Взять ту же Стратегию национальной безопасности. Это объемный документ, в создании которого принимали участие и мы. В нем закреплено следующее положение: РА настаивает на международном признании геноцида армян, и прежде всего со стороны Турции. А еще там написано, что Армения развивает связи Родина-Диаспора с целью сохранения и укрепления диаспоры, и одним из способов этого должно стать участие диаспоры в решении важнейших для армянского народа вопросов. Ну так что - привлекли? Из-за этих протоколов бурлит вся диаспора. Произошло смещение политического курса, из-за чего нам больше нечего делать в коалиции.
 
- Многие обвиняют АРФД в популизме, аргументируя это тем, что вы не требуете отставки президента как главного ответственного за внешнюю политику страны.
- У нас еще есть время для этого. Если возникнет такая необходимость, мы не преминем потребовать этого. Проблема, однако, в том, что требование отставки президента может иметь, скажем, и такой результат. Предположим, он подал в отставку. Можем ли мы надеяться на новые справедливые выборы? Есть ли надежда, что в результате выборов что-то изменится к лучшему? Подготовили ли мы к этому народ? Тут популизмом и не пахнет. Популизмом занимаются те, кто говорит: дайте нам власть, и мы сразу все исправим. Сейчас не время радикальных движений.
 
- Месяца два назад вы потребовали отставки Эдварда Налбандяна. Если б в свое время вы были настойчивей в своем требовании, то, может, сегодня мы бы не оказались перед этими фактами?
- Что значит - были бы настойчивее?
 
- Добились бы отставки министра.
- Добейся мы этого, все было бы иначе. Против личности министра мы ничего не имеем. Проблема в политике государства. После первого совместного армяно-турецкого заявления Турция сменила своего министра иностранных дел - видимо, желая показать Азербайджану и всему мировому сообществу, что доброжелательное отношение к Армении не составляет часть их политики. Мы также должны были показать, что уступки не будут составлять часть нашей политики. Именно поэтому мы потребовали отставки министра иностранных дел.
 
Арпи СААКЯН, «Собеседник Армении»
Просмотров: 800 | Добавил: yerkramas | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Форма входа

Календарь новостей
«  Сентябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930

Друзья сайта
АРДВИН И АРДВИНЦЫ
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2022Хостинг от uCoz

"Здание Отчизны не может быть воздвигнуто на скале ненависти к другим народам. Да, это так, но до скончания веков армяне не должны простить туркам. Даже если это кровожадное племя, ограбившее и убившее половину нашего безоружного народа, в один прекрасный день превратится в горсть бесславного пепла, даже этот пепел надо призвать к суду, даже если это будет в Судный день".

Гарегин НЖДЕ