И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Й    Ц Е Н Т Р    Г А З Е Т Ы    А Р М Я Н    Р О С С И И


Главная "Е Р К Р А М А С" Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSПятница, 23.08.2019, 00:32
Меню сайта

Разделы новостей
РЕ-акция [15]
Диаспора [649]
Видео [21]
Армяне на госслужбе в регионах России [7]
Наши пресс-конференции [43]
Сбор подписей под Обращением против армяно-турецких протоколов [12]
МЫ ПРОТИВ ПРОТОКОЛОВ [116]

Current Position



Главная » 2009 » Октябрь » 11 » Нахичеванский курултай: Мифы и реалии тюркского мира
Нахичеванский курултай: Мифы и реалии тюркского мира
12:12
В начале октября в Нахичеване состоялся IX саммит глав государств тюркоязычных стран. Данный саммит, который больше походил на курултай, стал весьма показательным в плане мифов и реалий, существующих в тюркском мире. Прежде всего, целым рядом особенностей, которые можно сгруппировать в структурные и геополитические аспекты.
Среди структурных аспектов особого внимания заслуживает создание Совета сотрудничества тюркоязычных государств (Тюркский Совет). Решение о создании этого органа было принято в соответствии с решением VIII саммита глав государств тюркоязычных стран, прошедшем в Анталье в прошлом году. Следующий институт, который было решено создать – это фонд ТЮРКСОЙ (Организация по совместному развитию тюркской культуры и искусства). Как международная организация, она была создана еще в 1993 году тюркоязычными республиками Центральной Азии, Азербайджаном и Турцией. На сегодня в ее состав входят 14 тюркских народов. Кроме вышеуказанных стран членами организации являются Турецкий Кипр, Гагаузия, Башкирия, Татарстан, Алтай, Хакассия, Тыва и Якутия. Штаб-квартира данной организации располагается в Анкаре. Сама организация считает, что ее существование является самым значимым достижением тюркского мира последних лет. ТЮРКСОЙ занимается распространением и популяризацией на международном уровне общих ценностей тюркского мира, а также углублением культурных отношений между тюркоязычными странами.
На саммите президент Казахстана Назарбаев предложил создать в рамках данного фонда Тюркоязычную академию, которая будет заниматься изучением и исследованием языка, культуры тюркоязычных народов. По его мнению, эту академию можно было бы разместить на священной земле тюркоязычного мира – в Туркестане, а конкретно, - в Астане.
Однако, институциональные особенности и нововведения являются лишь отражением политических целей. Даже культурные мероприятия имеют свое политическое значение и весьма активно используются, особенно Турцией, для укрепления своих позиций в тюркоязычных странах. Зачастую территории тюркских субъектов искусственно увеличиваются. Так, представленная на официальном сайте ТЮРКСОЙ территория Гагаузии вдвое превышает реальные границы данного автономного субъекта в пределах Молдовы. Понятно, что делается это ради конкретных политических императивов.
Во время Нахичеванского саммита был озвучен ряд и других геополитических целей. Президент Азербайджана Алиев, например, заявил, что у тюркского мира большие возможности и если собрать все эти возможности воедино и сконцентрировать их, то тюркоязычные страны превратятся в большую силу в мировом масштабе. Президент Киргизии Курманбек Бакиев также заявил, что Тюркский мир должен играть весомую роль в международной политике.
Однако, несмотря на столь громкие заявления и демонстративную солидарность, Нахичеванский саммит все же показал и серьезные разногласия среди тюркских стран. На саммите, к примеру, отсутствовали президенты Туркмении и Узбекистана, страны, которые своим неучастием делают призрачным всякие надежды на какое-либо, пусть даже аморфное, сотрудничество между тюркоязычными странами. К тому же, между Азербайджаном и Туркменистаном существуют весьма серьезные разногласия по поводу принадлежности ряда нефтегазовых месторождений в Каспийском море. Серьезные проблемы существуют и между Узбекистаном и Киргизией, а также между Киргизией и Узбекистаном, между Узбекистаном и Казахстаном.
Более того, в декларации, принятой по итогам саммита используется формула сотрудничества, основывающегося на взаимной выгоде. Этот подход стал ключевым компонентом в логике межтюркского сотрудничества. Если взаимная выгода ставится в основу сотрудничества, то это означает, что стороны руководствуются чистым прагматизмом. Между тем, в сотрудничестве, основанном на этнической солидарности, мало прагматизма, в нем доминируют субъективные факторы и мифы. Такого типа союзы могут стать весьма опасными и, потеряв чувство реальности, пойти на самые безрассудные агрессивные шаги. Тюркский мир с этой точки зрения не монолитен и здесь налицо явный раскол в подходах разных стран.
Однако раскол заключается не в том, что тюркоязычные страны не хотят поддерживать друг с другом экономические, культурные и иные связи, а в том, что в тюркском мире существует неоднозначное отношение к пантюркизму – идеологии, которая, так или иначе, присутствует в идее этнической солидарности. Эта идеология не слишком уж популярна в странах Центральной Азии. Но, зато она всецело пронизывает турецко-азербайджанские отношения, что явно продемонстрировал Нахичеванский саммит. Пантюркизм здесь проявлялся, в первую очередь, в отношении Армении, и здесь впервые официально из уст глав государств прозвучали достаточно настораживающие заявления, которые отражают истинные намерения правящих кругов этих двух стран в отношении армянского народа и армянской государственности.
Президент Азербайджана на Нахичеванском курултае заявил буквально следующее: «Нахчыван, в то же время, является единственным сопредельным с Турцией регионом Азербайджана. Отделение в свое время от Азербайджана его исторической, исконной земли – Зангезурского региона и присоединение к Армении, можно сказать, географически расчленило великий тюркский мир. То есть деятельность тюркского мира как единой семьи, единой силы была приостановлена на десятилетия».
Турецкий президент Гюль в своей речи также коснулся административно-территориальных аспектов Закавказья, заявив следующее: «Нахчыван имеет для Турции огромное значение. Граница между Азербайджаном и Турцией в Нахчыванском регионе физически мала, но в политическом смысле представляет огромное значение. Политическое значение границы протяженностью 10-12 километров чрезвычайно велико. Эта наша граница является очень символическим переходом, который географически соединяет Турцию с тюркскими республиками. С другой стороны, из-за того, что Нахчыван отделен от других земель Азербайджана, у нас помимо отношений добрососедства и братства существуют тесные связи. Поэтому от себя лично и от имени сопровождающей меня турецкой делегации я хочу еще раз выразить президенту Азербайджанской Республики самую искреннюю признательность за организацию этого саммита в Нахчыване».
Как видно из вышеприведенных заявлений, и Азербайджан, и Турция дали ясно понять, что они недовольны своими границами и когда подвернется удобный случай, они непременно воспользуются им. Все это, конечно же, самым серьезным образом необходимо учитывать и в процессе урегулирования азербайджано-карабахского конфликта, ведь наилучшая возможность изменить границы Армении непосредственно связана с нагорно-карабахским урегулированием. Даже при малейшем ослаблении армянских позиций в данном вопросе, непременно разыграется пантюркистский аппетит в вышеуказанных государствах.
Кстати, в последнее время Анкара весьма активно продвигала подобную политику в разных уголках мира, особенно во взаимоотношениях с Китаем. Так, весьма показательно, что массовые беспорядки в Урумчи (Синцзянь, Китай) в июле 2009 года начались всего спустя несколько дней после официального визита президента Турции Гюля в Китай. Последней остановкой турецкого президента был именно Синцзянь, где Абдулла Гюль провел два дня и получил степень почетного доктора Синцьянского университета. Гюль также стал первым турецким президентом, посетившим Синцзянь. Весьма специфичной была реакция Турции на события в Урумчи. Министр по делам религии Турции Али Бардакоглу заявил, что исламский мир и мировое сообщество не должны оставаться равнодушными к событиям в Китае. А турецкий премьер Эрдоган заявил, что они с тревогой следят за происходящим: «Мы видим, что живущие в Турции уйгуры и почувствовавший эту горечь на себе наш народ справедливо выражают протест против этих событий. Мы всегда считали наших уйгурских братьев мостом между нами и Китаем, с которым у нас исторически сложились нормальные отношения. Должны быть приняты необходимые меры для пресечения зверств. Турция является временным членом Совета безопасности ООН в 2009-2010 годах. Мы выполним свою задачу в связи с событиями и в данной организации».
Чуть позже Эрдоган назвал события в Синцзяне геноцидом. Естественно, это вызвало достаточно негативную реакцию в КНР. Представитель МИД КНР заявил, что его страна выражает недовольство намерениями Анкары вынести события в Урумчи на рассмотрение ООН. А авторитетная китайская газета «Жэньминь Жибао» в одной из своих статей прямо указала, что пантюркизм не пройдет. Взаимоотношения между двумя странами стали столь напряженными, что в начале августа 2009 года министерство иностранных дел КНР предупредила своих граждан, находящихся в Турции, быть бдительными и стараться не посещать людных мест.
Вовлеченность Турции в геополитику данного региона вступила в новую фазу после распада СССР. Еще в 1992 году Сулейман Демирель, будучи в то время премьер-министром Турции, заявил, что «Анкара видит себя законным наследником российского влияния на Кавказе и в Центральной Азии». В свое время бывший президент Турции Сезер, комментируя свой визит в Грузию и Таджикистан, также подчеркнул стремление Турции выступать «за стратегический союз со странами Средней Азии и Южного Кавказа», полагая, что они непременно «добьются своей цели». В 2001 году, будучи с официальным визитом в Узбекистане, председатель парламента Турции Изги заявил, что коридор между Турцией и Туркменистаном обязательно должен быть открыт, и в этот коридор не должны вступать другие государства. Соответствующим фоном для такого заявления стал лозунг о том, что тюркские страны должны установить тесные дружественные связи и стать одним народом и одним государством. Сегодня Анкара (вместе с Баку) действует в данном направлении.
Впрочем, страны Центральной Азии осудили беспорядки в Синцзяне и поддержали позицию Китая. Более того, ни одна мусульманская страна мира не поддержала своих «братьев» мусульман-уйгуров и Турция оказалась, фактически, в полной изоляции. Вряд ли тюркоязычные страны Центральной Азии могут быть заинтересованы также и в территориальном переделе Закавказья. Во всяком случае, в геополитической повестке дня этих стран таких вопросов пока нет.
Конечно, позиция центрально-азиатских стран, с которыми у Армении хорошие партнерские отношения, весьма обнадеживает. Как и то, что и в других странах идеология пантюркизма вызывает опасения. К ним относится уже упомянутый Китай, который непосредственно сталкивается с этой доктриной. Негативное отношение к пантюркизму у Ирана и России. Очевидно, что любой, даже незначительный, успех пантюркизма в Закавказье не в интересах данных стран. Из искры может воспламениться пламя. О размерах которого здесь и сейчас говорить не приходится.

Давид Бабаян, политолог
Де-Факто
Просмотров: 570 | Добавил: yerkramas | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Форма входа

Календарь новостей
«  Октябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031

Друзья сайта
АРДВИН И АРДВИНЦЫ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2019Хостинг от uCoz

"Здание Отчизны не может быть воздвигнуто на скале ненависти к другим народам. Да, это так, но до скончания веков армяне не должны простить туркам. Даже если это кровожадное племя, ограбившее и убившее половину нашего безоружного народа, в один прекрасный день превратится в горсть бесславного пепла, даже этот пепел надо призвать к суду, даже если это будет в Судный день".

Гарегин НЖДЕ