И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Й    Ц Е Н Т Р    Г А З Е Т Ы    А Р М Я Н    Р О С С И И


Главная "Е Р К Р А М А С" Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSПятница, 03.04.2020, 23:53
Меню сайта

Разделы новостей
РЕ-акция [15]
Диаспора [649]
Видео [21]
Армяне на госслужбе в регионах России [7]
Наши пресс-конференции [43]
Сбор подписей под Обращением против армяно-турецких протоколов [12]
МЫ ПРОТИВ ПРОТОКОЛОВ [116]

Current Position



Главная » 2009 » Июль » 8 » ПОЗОР 23 АПРЕЛЯ (начало)
ПОЗОР 23 АПРЕЛЯ (начало)
19:02
Предлагаем вниманию читателей статью главного редактора журнала «Анив» Карена Агекяна, опубликованный  в недавно вышедшем номере издания («Анив», №2 (23) 2009).
 
Дo последнего времени сверхоптимисты еще на­деялись, что в результате каких-то чудес природы руль внешней политики страны вертят великие стратеги, исходя из гениального плана дезориентации противника и заманивания его в ловушку. Теперь исчезли последние остатки этих надежд - гениального плана нет и не было, есть вопиющие беспринципность и безответственность.
О «прорыве» в армяно-турецких отношениях, есте­ственно, должно было быть объявлено 23 апреля - ни раньше, ни позже. Потому что из 365 дней в году это самый удобный день для Турции. А для Армении? Ар­мении не важно. Здесь знают, что главное в политике: «Мы ведь хитрые, мы понимаем, что в политике надо об­ращать внимание на реальные вещи, а не на всякие там символические пустяки». Для человека, который торгует автозапчастями в крохотном ларьке, даты - это пустяк, просто подсчет дней, который помогает ориентировать­ся во времени. У него болит сердце об одном - продаст ли он что-то сегодня и какие у его торговли перспекти­вы на ближайшее время. Такой «реализм» можно счесть высшей мудростью и применить в политике: «Что такое государство? В конце концов, это в первую очередь фирма со своим советом директоров, персоналом, основными и оборотными средствами, которая должна получать боль­ше прибыли, чтобы существовать и развиваться. В конце концов, критерии эффективности государства и фирмы одни и те же».
При таком подходе, независимо от образованности или безграмотности его идеологов, маленькое государство на­шего региона, мягко говоря, не самого высокоразвитого в мире, неизбежно уподобится лавочке с ширпотребом или обувной мастерской. Большинство граждан без зазрения совести смогут бросить его на произвол судьбы исходя из тех же самых критериев экономической эффективности, примененных к себе и своей семье. Тем не менее существо­вать оно будет - при одном необходимом условии. Чтобы лавочка или мастерская не прогорела, ей важно находить­ся на оживленной дороге, а не в тупике, где мало покупа­телей и заказчиков. Еще лучше - на станции, где можно успеть пробежать вдоль вагонов, предлагая свой товар. Например, фрукты и прохладительные напитки - очень актуально в жару. В перерывах между поездами есть время, сидя в тапочках на босу ногу, поиграть в нарды или перекинуться в карты замусоленной колодой, слушая по радио про то, как лавочка вскоре станет региональным центром информационных и всех прочих высоких тех­нологий. Покончив с игрой, учить своих подрастающих детей, как будет по-русски и по-турецки «Холодная кола! Купите холодную колу!» Важно научить их, что в спешке можно недодать сдачи кому-то из пассажиров проходяще­го поезда и в этот момент почувствовать себя умнее и хи­трее проезжающих холеных господ.
И не надо укоризненно напоминать про армянских астрономов и философов, спортсменов и художников, композиторов и математиков - в результате естественного отбора в лавочке при станции таких не останется, потому что они там не нужны. И про малые страны Евросоюза тоже не надо напоминать - во-первых, потому, что мы не знаем их жизнь изнутри, во-вторых, потому, что мы жи­вем в Азии, в совершенно иной среде.
В жизни общества бывают периоды подъема, сплоче­ния, совместных усилий ради общего дела. Бывают пе­риоды рассыпания, безразличия, деморализации. В эти опасные периоды кто-то обязан организоваться и про­тивостоять морали, типичной для мелких лавочников и ремесленников, противостоять презрению ко всему, что не даст сегодня или завтра денег в карман. Если никто не в состоянии этого сделать, если государство аккумули­рует торжествующую в обществе мораль, трансформиру­ет ее в политическую программу и спускает обратно в общество как правильный образец мыслей и действий... Тогда возникают «резонансные колебания», которые окончательно разваливают государство, точнее все, что возвышается над лавочкой. Тогда открываются «светлые перспективы» вести торговлю на перроне СТАНЦИИ АРМЕНИЯ, одной из станций железной дороги из Рос­сии в Турцию. Чем не жизнь - достаток, безопасность, стабильность.
Естественно, для всех, кто отвергает такую «торговую точку», найдут свой способ дискредитации. Одних запи­шут в оголтелые фанатики-националисты, другим при­помнят, что они не являются гражданами РА и не имеют права указывать - даже если речь идет о сдаче общеармянского достояния, третьих обвинят в том, что они яко­бы играют на руку ЛТП и его команде.
Что тут можно сказать?
Вначале надо четко квалифицировать происшедшее. Можно было бы счесть гениальным промежуточный итог турецкой политики: объявить о «прорыве» именно 23 апреля, произвести во всем мире выгодный для себя шум, ничем ни на йоту не пожертвовав, предложив армянам в обмен на постепенный отказ от принципов, от достоин­ства, от своего наследства кусочек сыра на ниточке, ко­торую будет дергать Турция. Можно было бы применить эпитет «гениально», если бы турки имели дело с кем-то другим, а не с армянскими руководящими «деятелями». Сегодня армянская «дипломатия» такова: продать нашу общую совесть за тридцать сребреников, «хитро» дать туркам всего шестьдесят пять сребреников сдачи на ку­пюру в сто и считать себя самыми умными на свете. Надо бы как-то объяснить этим «деятелям», что Армения пока еще государство, а не станция на дороге.
Турецкие политики не чета современным «талейранам» и «меттернихам» армянского разлива. Обводя ар­мянских «деятелей» вокруг пальца, они решали одновре­менно несколько задач на различных направлениях - в отношениях с США, Евросоюзом, Россией. И, конечно же, с армянами, о чьей политической беспомощности пре­красно осведомлены. Турки знали, какое возмущение вы­зовет ПОЗОР 23 АПРЕЛЯ в Армянстве. Знали, что при отсутствии гражданского общества в РА это возмущение очень трудно будет перевести в политически эффектив­ную форму, и оно большей частью будет переведено во внутреннюю агрессию. Знали, что армянским властям, защищаясь от обвинений, неизбежно придется всеми силами стимулировать идеологию собственных интере­сов граждан РА, противопоставляя эти интересы обще­армянскому патриотизму. Наши противники и «друзья» уже просчитали, какие глубокие трещины могут пройти в этом случае между РА, с одной стороны, НКР и Спюрком - с другой.
В свете этого нам нельзя лить воду на турецкую мель­ницу. Нам, простым армянам, следует отыскать в себе за­чатки государственного ума, напрочь отсутствующего у государственных мужей. Всем, кто не приемлет политики лавочной торговли, кто убедился, что власть и ЛТП-шная оппозиция - две стороны одной медали, нужно объеди­ниться под знаменем ТРЕТЬЕЙ СИЛЫ. В Степанакерте и Бейруте, Ереване и Лос-Анджелесе, Марселе и Гюмри, Москве и Алеппо каждый патриот должен осознать свою личную вину за ПОЗОР 23 АПРЕЛЯ. Победа в Арцахе дала 15 лет на то, чтобы успеть сделать для своего народа, для собственных внуков и правнуков самое важное. Но приходится констатировать, что даже немногие лучшие из нас не выложились полностью. Если кучка людей по­зволяет себе подписывать с Турцией «дорожные карты», объявлять об этом постфактум перед траурной ночью и держать суть договоренностей в секрете, значит, у нас нет ни национального государства, ни единой нации как политического сообщества. И в первую очередь в этом виноваты не те, кто живет частной жизнью, сознатель­но отмежевавшись и от страны, и от своего народа - они вполне эффективно решили свою задачу. Виновны те, кто считает себя патриотами - они своей задачи решить не смогли. Даже сейчас перед лицом грозящей катастрофы они пока еще проявляют неспособность организоваться и поразительную беспомощность.
Не стоит бояться преувеличений и излишнего пафоса, мы имеем полное право сказать, что настает один из судь­боносных моментов в армянской истории. Надо наконец-то четко и ясно ответить на вопрос: что мы хотим оста­вить своим внукам и правнукам - лавочку на станции или страну, за которую не стыдно? Гордость хозяина Армян­ского мира или нытье и скулеж бесконечного «карота» гастролирующих по свету талантливых и бесталанных гастарбайтеров?
Ни один пункт позорной «карты» 23 апреля, ни один пункт запланированных соглашений по Арцаху не дол­жен быть претворен в жизнь уже только потому, что все это творилось за спиной народа. Суть подписанных до­говоренностей продолжают держать в тайне от общества, что неприемлемо даже в самых отсталых странах тре­тьего мира. Неужели наши руководители не понимают: обращаясь подобным образом с собственным народом, они девальвируют в первую очередь самих себя как госу­дарственных лидеров такой вот страны - в ближайшем будущем за границу их будут вызывать по телефонному звонку и по приезде заставлять ждать в приемной.
Можно не сомневаться, что в Турции «дорожная карта» подверглась детальному обсуждению и согласованию во всех положенных инстанциях. Ее могли бы без проблем за­ранее опубликовать - о секретности, конечно же, просила армянская сторона, и турки на это согласились, прекрасно отдавая себе отчет в сути сделки и ее болезненности имен­но для армянского общества. Для граждан Турции детали в целом ясны по публикациям в прессе, но взаимоотноше­ния с РА не главный предмет забот турецкого общества и не имеют для него столь же принципиальной важности, что и для армянского.
Наши «деятели» вознамерились вести realpolitik на «со­временном уровне», но не в состоянии уразуметь, что рож­денная в Европе realpolitik есть отнюдь не торговля прин­ципами (недаром в связи с такой политикой вспоминают в первую очередь Бисмарка, Дизраэли, Киссинджера), а глубокое осознание фундаментальных, неподверженных конъюнктурным изменениям национальных интересов, их возведение в главный и единственный принцип внеш­ней политики, последовательная долгосрочная борьба с противником наиболее подходящими на данный момент средствами, под прикрытием удобной для этого ритори­ки. Сегодняшняя «продвинутая» армянская версия realpo­litik есть нечто диаметрально противоположное. Начнем с того, что это вообще не политика, внешне эти телодви­жения выглядят как следование чужим указаниям, а де-факто есть просто примитивное торгашество с опорой на потребительскую жизненную философию обывателя из страны «третьего мира».
Приурочив объявление ко Дню памяти жертв Геноци­да, власти Армении совместно с Турцией и покровителя­ми «примирения» решали две задачи.
Первая задача - в последний решающий момент га­рантированно пустить под откос десятилетия борьбы армян Спюрка и самой Армении за признание Гено­цида президентом и конгрессом США. Конечно, такое признание не стоит превращать в фетиш и считать этот вектор главным. Преодолеть последствия Геноцида, вер­нуть Армянскому миру утраченное должны сами армяне собственными усилиями и жертвами. Но верная юриди­ческая квалификация произошедшего со стороны США нам бы, мягко говоря, не помешала. Истории о том, что первые лица американского руководства якобы просили армянские власти оказать им услугу и помочь им выпу­таться из трудного для Обамы положения, нужно отнести к разряду восточных сказок, которым может поверить только анонимная толпа, присутствующая в баснях о Молле Насреддине.
Теперь стараниями наших «деятелей» даже половин­чатое и бумажное американское признание в обозримом будущем исключено, фактически торпедирован успешно развивавшийся процесс признания Геноцида в мире. Еще раз повторим - эти «бумажки» в теперешней ситуации не стоит переоценивать, но в стремительно меняющемся мире они рано или поздно могут стать основой междуна­родной моральной поддержки армянской политики силы. Только для этого нам нужно признание, а вовсе не для того, чтобы получить право ставить памятные хачкары и открывать армянские рестораны в Ване или Карине (Эрзруме).
Вторая задача, которую решали армянские «деятели» и прочие соучастники сговора, на наш взгляд, более важ­на. Вбросить новость 23 апреля, публично оскорбив тем самым всех армян в целом и каждого по отдельности, включая полтора миллиона жертв. Сыграть на занижен­ном уровне коллективного достоинства некогда славного и гордого народа - многие из нас действительно могут проглотить символическое национальное унижение, если за ним пока еще недостаточно ясно просматриваются ре­альные последствия. Армянских «деятелей» проконсуль­тировали грамотные товарищи, объяснив, что народ, как и отдельного человека, нельзя унизить и «опустить» резко и сразу. Нужно начать с «символических» доз, заставить проглотить одно унижение, потом второе, третье. Когда цепочка унижений окончательно разъест в народе чув­ство собственного достоинства, тогда можно будет при­ступить к окончательному «урегулированию».
С чем мы имеем дело - заговором против Армянства, случайностью, связанной с конкретными политическими фигурами, или закономерностью?
Мы помним множество примеров славных побед ар­мянского оружия. А какие дипломатические, политиче­ские победы можно вспомнить за последние два-три века? Возьмем вопрос территориального размежевания в реги­оне в 1918-1920-х годах. За это время здесь попеременно властвовали три силы: турки, британцы, большевики. Как случилось, что все эти три совершенно различные силы отдавали исторически армянские и реально армянонаселенные Арцах и Джавахк в управление соответственно Азербайджану и Грузии? С турками, положим, ясно. А как с двумя заклятыми врагами - британцами и большевика­ми? Почему они действовали одинаково? Армения была самым слабым звеном, за счет которого удовлетворяли интересы других? Да, Первая Республика была разорена, стала пристанищем множества беженцев, но в военном отношении при невмешательстве внешних сил армянские войска могли без проблем установить контроль над большей частью Закавказья. Причина такого поражения без боя была в политической беспомощности Армянства, которая имеет гораздо более глубокие корни, чем безгра­мотность или просто глупость отдельных личностей.
Какие социальные типы сознания преобладали в Ар­мении сто лет назад и преобладают сейчас? Сознание единоличника-крестьянина (больше не привязанного к общине), мелкого торговца, мелкого ремесленника и по­лукриминального элемента. Их главные общие черты - ограниченность кругозора и крайний индивидуализм.
Однако сто лет назад в нашем обществе почиталось пе­редовое, идейное, патриотичное меньшинство - борцы за национальное освобождение, лучшая часть интеллиген­ции, духовенства, предпринимателей. Вокруг таких лю­дей консолидировалась нация, этих людей она выдвигала на значимые роли в обществе. Сегодня все по-другому. Почти все значимые роли - министра, генерала, акаде­мика, писателя, крупного предпринимателя - занимают люди доминирующих психологических типов с мелко­торговым, мелкоремесленническим, полукриминальным и крестьянско-собственническим сознанием. Носители остальных типов сознания армянским обществом же­стоко маргинализуются. Среди этих маргинальных, от­тесненных на обочину людей - потенциальные герои, истинные интеллигенты, творческие личности и главное - люди с государственной психологией, готовые честно служить собственной стране.
При таком положении вещей вполне возможны от­дельные военные победы, акты высочайшего героизма. Во-первых, потому что никто не отнимает у маргиналов возможности осознанно пожертвовать собой во имя Ро­дины, не преграждает им путь на передовую. Во-вторых, потому что победа врага для армян почти всегда означала поголовное уничтожение всех, кто находится за спинами сражающихся. Такая угроза способна в решающие часы и дни пробудить в самых разных людях мужество, унасле­дованное от предков и спящее глубоко в подсознании.
Однако политика делается круглый год, поэтому она определяется не моментами душевного подъема, а базо­выми свойствами сознания. Государственная политика, тем более внешняя - привилегия действующей власти. Это означает, что армянских маргиналов к ней не под­пускают на пушечный выстрел. Сегодня ее вершат люди, наделенные инстинктом власти. Такой инстинкт не пред­полагает понимания высоких ценностей, принципов, лежащих в основе политики. Он означает родственность человека власти человеку толпы, он позволяет «спинным мозгом» различить, чего общество хочет на словах и чего оно готово принять на деле.
Социально-психологический портрет армянского об­щества предупреждает о большой опасности не потому, что есть «плохие» и «хорошие» социальные слои. В здо­ровом обществе полезен каждый его слой. Больное обще­ство характеризуется диспропорциями, опасны именно они. Причем диспропорции эти не всегда очевидны - не­избежность существования в государстве определенных органов и функций (от структур здравоохранения до на­логовой инспекции и пр.) часто создает иллюзию того, что процессы в национальном организме развиваются более или менее нормально. Сегодня на нашу почву пересажены конструкции «среднестатистического» современ­ного государства и современного общества со всеми их атрибутами. Все «вакансии» в этих конструкциях вроде бы заполнены, но ситуацию во многом можно сравнить с театром, где актеры исполняют свои роли. Не важно, та­лантливы они или бездарны, важно, что в действительно­сти это, как правило, совершенно другие люди, с другой, абсолютно не соответствующей ролям, психологией.
Категорически неправильно мнение, будто общество есть только пассивный объект, а политики - особый вид «гомо сапиенс», призванный к «руководящей и направля­ющей» роли, что судьбоносные повороты в жизни страны зависят от одного или нескольких человек на вершине вла­сти. Так мы можем докатиться до обывательских рассужде­ний о том, что СССР развалил Горбачев, что преступления нацизма и Вторая мировая война были делом рук Гитлера и его ближайших приспешников, что Геноцид армян - это преступление младотурецкого триумвирата. В действи­тельности Советский Союз развалили как люди при вла­сти, так и простые советские граждане, вина за преступле­ния нацизма лежит на немецком народе и государстве, в Геноциде армян виновны Османская империя, кемалистская республика и, что очень важно, турецкий народ.
Как можно в сегодняшней Армении все списывать на фальсификации каких-то голосований, на отсутствие аль­тернатив на выборах? Разве страна оккупирована врага­ми, разве за критику власти, за выражение протеста, за участие в гражданских акциях человека могут бросить в застенок, пытать, убить без суда и следствия, преследо­вать его родных? Нет, рядовой человек сегодня делает вы­бор, не чувствуя дула, приставленного к затылку пистоле­та. Причем делает его каждый день и час, а не один раз в несколько лет, когда опускает в урну избирательный бюл­летень. Выбор страны решается на всех уровнях - семьи, двора, школы, института, частной фирмы или государ­ственной конторы. Решается каждый раз, когда негодяй торжествует над честным человеком, деньги - над законом, личный интерес - над общественным благом. Руко­водители страны, политическая и прочие элиты рождены, воспитаны, сформировались как личности не на другой планете, не ввезены оккупантами в «пломбированном вагоне». Глядя на сегодняшних первых лиц Китая и Рос­сии, Беларуси и Италии, Казахстана и Венесуэлы, мы везде видим плоть от плоти народа с соответствующими достоинствами и недостатками. Общество формирует, во-первых, политика как личность, во-вторых, ту атмосферу, в которой определяются образ политического мышления и политический курс.
Сказанное ни в коем случае не означает снятия ответ­ственности с политиков - как во власти, так и в оппози­ции. Во-первых, у каждого политика, как и у каждого человека всегда есть выбор - в этом главная суть чело­веческого существования. Во-вторых, атмосфера в обще­стве ничего впрямую не диктует, она лишь оставляет от­крытым «окно» для диапазона вариантов. В этом «окне возможностей» можно выбрать максимально лучшую, попытаться «продавить» ее, поставив на карту собствен­ную судьбу политика. Можно выбрать худшую из худших и попытаться навязать ее «сверху».
И все-таки стоит задуматься о том, почему в принци­пиальных вопросах реальная разница между властью и оппозицией очень невелика. Почему в стране практиче­ски нет политических сил, организованных на основе непоколебимых принципов, - только отдельные лично­сти и малые, маргинальные сообщества? Почему люди с принципами оказались оттесненными так давно, далеко и глубоко, что теперь страдают общественной и политической импотенцией? Ответ прост: большин­ство населения пока не дает запроса на патриотические действия, на такую политику, не говоря уже о том, что оно не готово выдать мандат на такую власть. Рассчи­тывать на то, что существующая власть будет пилить сук, на котором она сидит, и культивировать в обще­стве высокие принципы, не приходится. Обществу придется встать на этот путь самостоятельно, хотя бы из инстинкта выживания.
Есть иллюзия того, что сегодняшнее состояние обще­ства связано с распадом СССР и независимостью стра­ны. В действительности весь негатив последнего периода определяется его непосредственной предысторией - анти­общественной моралью в так называемые «годы застоя» (1970-1980-е). После краткосрочного всплеска миллион­ных митингов по Карабаху (эти несколько лет требуют отдельного и подробного рассмотрения) общество боль­шей частью вернулось к прежнему состоянию, но уже на иной, резко деградировавшей (блокада, землетрясение, война, эмиграция), материальной и социальной основе. Все болезни, замаскированные советским «фасадом», по­сле его обрушения вылезли наружу.
Раньше, в советские годы, армянский патриотизм, мяг­ко говоря, не поддерживался властью и оставался послед­ним прибежищем честных людей, не запачканным грязью «антиобщественной морали». В годы независимости па­триотизм стал во многих случаях предметом демагогии и пустой имитации. Даже идеи Нжде смогли в свое вре­мя превратить в идеологическую базу обычной для стран «третьего мира» партии власти. Но если мы вчитаемся в любую его работу, то увидим, насколько она актуальна и во время войны, и во время перемирия, и во время позо­ра. Все, что пишет Нжде про армянского мнимого интел­лигента, характеризует и армянского мнимого политика: «Чужеродный азиат, фальшивый европеец, точнее, карика­тура на глупости и ошибки Запада - вот ярко выраженный тип безродного армянского интеллигента. Годами он под­делывался под европейца, но так и не стал им, не приоб­рел биологической морали европейца, так и не понял, что особое чувство героизма европейских наций появилось не столько вследствие природных условий их жизни, сколько в результате высокого философского миропостижения. Он не понимает, что человек-создатель с радостью страдает, жертвует собой и умирает во имя вечных ценностей, а не ради бумажных глупостей, постановлений и статей».
Как видим, диагноз наших постоянных политических провалов при мужестве на поле боя был известен уже давно. Для политических побед необходимо постоянно и заботливо растить в обществе уважение к свободе лично­сти, к духовным ценностям, к независимому мышлению, к «абстрактным» идеалам справедливости. Не маргинализовывать, не «опускать» идейных людей, а культивиро­вать этот тип сознания, эту человеческую породу, предо­ставляя ей режим наибольшего благоприятствования в обществе и все положенные социальные роли. Кто может подсчитать, скольких Цезарей, Наполеонов, Бисмарков армянское общество задушило в зародыше, превратив в неудачников, презираемых даже жителями собственного двора? Именно поэтому сегодня так актуальны слова Нжде: «Там, где духовные и идейные отношения уступили место обыденным материально-эгоистическим расчетам, там не может существовать ни общества, ни народа в соци­альном смысле этого слова. Есть всего лишь армянская масса, и не более - бесхозная, безыдейная, заблудшая».
Пока это по-прежнему так, любые переговоры с Тур­цией есть переговоры армянского обывателя, которому инстинкт власти позволил нацепить дипломатический фрак, с матерым серым волком, вооруженным челове­ческим, профессионально «заточенным» интеллектом и современным стратегическим мышлением. И конечный результат этих переговоров столь же очевиден, как и бу­дущий результат работы «комиссии историков». Можно не сомневаться, найдутся армянские ученые, которые со­гласятся сесть за один стол со специалистами по очерне­нию памяти наших замученных предков. И скоро нам со­общат, что в целях примирения, из высших соображений необходимо согласиться, что это была «общая трагедия двух народов», что турки тоже погибали, как и армяне, от голода и эпидемий, вызванных войной, и т.д.
Нам опять пытаются продать залежалые и заплесневе­лые аргументы: турок изменился и цивилизовался, у нас нет другой альтернативы, кроме примирения с турками. Газеты пестрят перлами откровенного идиотизма - читателям, к примеру, внушают, что «хитроумной» политикой последне­го времени Армения расшатала турецко-азербайджанское единство. Если наши друзья и покровители всегда были го­товы сдать нас по сходной цене, это говорит только о характере наших с ними взаимоотношений. Смешно переносить это на другие случаи, тем более надеяться вбить клин меж­ду турками и азеро-турками. Наши заигрывания с Турцией только позволят ей легитимно выступить посредником в карабахском урегулировании.
Просмотров: 669 | Добавил: yerkramas | Рейтинг: 5.0/6 |
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Форма входа

Календарь новостей
«  Июль 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Друзья сайта
АРДВИН И АРДВИНЦЫ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2020Хостинг от uCoz

"Здание Отчизны не может быть воздвигнуто на скале ненависти к другим народам. Да, это так, но до скончания веков армяне не должны простить туркам. Даже если это кровожадное племя, ограбившее и убившее половину нашего безоружного народа, в один прекрасный день превратится в горсть бесславного пепла, даже этот пепел надо призвать к суду, даже если это будет в Судный день".

Гарегин НЖДЕ