И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Й    Ц Е Н Т Р    Г А З Е Т Ы    А Р М Я Н    Р О С С И И

Главная "Е Р К Р А М А С" Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSСреда, 08.04.2020, 22:29
Меню сайта

Категории каталога
Выступления [10]
Интервью [8]
История [43]
Публикации [26]
Армяне в Турции [46]
РЕ-АКЦИЯ [27]
Аналитика [57]

Armenian Top Web Sites Statistics & Rating

be number one

Яндекс цитирования

Circle.Am: Rating and Statistics for Armenian Web Resources

Current Position

Ай Дат
Главная » Статьи » Публикации

ОРГАНИЗАЦИЯ ДАШНАКЦУТЮН (Часть 2)

Рождение организации.

Часто встречаются старики, которые утверждают, что они были дашнакцаканами еще 50 лет назад, хотя известно, что 50 лет назад Дашнак­цутюна не существовало. Или встречаются деревенские проповедники, убежденно заявляющие, что основателем Дашнакцутюна является Пат­риарх Гайк, и что дашнакцаканом был Вардан Храбрый. Конечно, это анекдоты, но здесь виден путь, ведущий к истине. И следует считать правильным, что фактически Дашнакцутюн существовал до появления своего названия: не только как психология, но и как разрозненные, безымянные или имеющие названия революционные группы, течения.

Дашнакцутюн был образован как союз уже существовавших организа­ций.

Наша церковь, являвшаяся главным импульсом национального объе­динения и сохранения самобытности армянства, уже начинала чувство­вать свои недостатки и свое бессилие. Руководитель церкви Хримян Айрик объявлял своей пастве: "Бумажным половником арису не едят, нужен железный половник". Этот завет армянскими массами восприни­мался так: "Своими правами овладевают в борьбе".

Хотя церковь со своей объединенной организацией стремилась сохра­нить дух армянства и стала его абстрактным государством, но со своей организацией не смогла бы ни обеспечить физическое выживание ар­мянского народа, ни гарантировать его гражданские права. Она не могла дать ему ту землю, ту страну, что была окроплена кровью и потом его дедов. Армения принадлежала не армянам, а чужим; физическое суще­ствование армянства находилось под угрозой и на армян смотрели как на рабов. Именно такое состояние побудило создать рядом с Армянской Церковью, как дополняющую ее часть, новые организации. И организа­цией организаций стал Армянский Революционный Дашнакцутюн.

Эти обстоятельства рождения Дашнакцутюна доказывают, что он не явился следствием влияния извне, он не явился плодом мысли и блуж­даний душ отдельных личностей, напротив, он был порожден теми ус­ловиями, в которых оказалось армянство, и устремлениями, вытекаю­щими из этих условий. Дашнакцутюн был призван продолжить и углубить ту работу, которую до сих пор в одиночестве проводила орга­низация армянской церкви. Девизом Дашнакцутюна стало: армянство, родина, сила и гарантия труда.

 

Организация.

Дашнакцутюн - партия или организация? Некоторые говорят, что партия, некоторые - организация. Однако, что за необходимость в этом споре, если ясно, что партия, не имеющая организации, труп. Партия это то, что прежде всего имеет организацию, демонстрирующую единую волю и силу.

И если источник этой воли происходит из сердца, ума и стремлений народа, масс, а не какой-либо группировки, в этом случае эта организация перестанет быть просто партией, станет выше и предпочтительнее, чем партия. Дашнакцутюн доказал, что имеет волю и мощь, источник его силы и цели, преследуемые им, происходят изо всего армянского народа, а не из той или иной его части. Вот почему ошибочно определять Дашнакцутюн как партию. Он является по существу организацией ар­мянского народа.

 

Форма организации.

Форма организации так же важна, как и ее цель. Форма организации в конечном счете предопределяет и ее цели. Так, например, центростре­мительная или культивирующая личность организация вольно или не­вольно в конечном счете выливается в монархический, теократический режим, хотя бы это и было противно ее целям. И наоборот, организация с демократической структурой, даже против своей воли, стремится к государству народа. Если партии могли бы лгать или ошибаться в своих программах, то невозможно, чтобы они лгали или ошибались в своих уставах, являющихся зеркалом организации. Если вы хотите узнать партию во всей ее глубине, понять ее настоящее и предвидеть будущее, тогда нужно изучать не столько ее обещания, программы, заявления, сколько со всем вниманием проанализировать структуру этой партии, форму ее организации. И одновременно выяснить, насколько пустили корни в жизнь и стали близки народу применяемые ею методы.

Величие целей и живучесть партии следует искать в организацион­ных формах и их успехе. И, что существенно, не только настоящее, но и будущее этой партии, возглавляемой данной организацией.

Устав Дашнакцутюна и используемые им в жизни организационные формы имеют следующие своеобразные особенности, видимо, незнако­мые какой-либо другой партии:

а) Он децентрализован, т.е. является союзом многочисленных неза­висимых центральных комитетов; каждые 500-1000 рядовых членов образуют отдельную единицу, имея свои законодательные и исполни­тельные органы. Образованный на взаимном согласии этих отдельных и независимых органов, союз имеет высшую для всех этих органов зако­нодательную инстанцию, называющуюся Общее Собрание, а также вы­сший орган управления, называющийся Бюро.

Однако и права этих высших органов ограничены. Права эти опреде­лены в той конституции, которая вырабатывается при взаимном согла­сии хоть и подчиненных, но существенно независимых единиц.

Организация Дашнакцутюна близка и похожа на федеративное и конфедеративное государственное устройство.

Из всего этого видно, что Дашнакцутюн вольно или невольно в своих целях и в своей будущей политической деятельности должен стремится к децентрализации, к федерации или конфедерации. Он является есте­ственным противником любой форме и строению центростремительной власти.

б) В других партиях индивидуум, со своими умственными и нравст­венными ценностями, происхождением, положением или богатством, занимает то или иное место, очень часто это место определяется руко­водством именно по вышеприведенным данным. Для Дашнакцутюна подобных ценностей не существует. Не важно классовое происхожде­ние, прошлое, богатство, титулы, умственные способности и т. д. Во внимание принимаются только три достоинства: преданность, жертвен­ность (для настоящего) и энергия к деятельности.

Эти ценности делают организацию глубоко неклассовой и превраща­ют ее больше в храм дела и жертвенности, чем в некую группировку с суетными теоретическими спорами.

Вот почему в Дашнакцутюне есть внутреннее стремление к переос­мыслению парламентаризма и объединению воедино законодательной и исполнительной властей, одновременно гармонизируя классовое проти­воборство, а, не обостряя это противостояние. Организационная форма Дашнакцутюна ведет парламентаризм и классовое противостояние к их естественной противоположности; в конце концов, Дашнакцутюн дол­жен прийти к другим формам, более близким к его организационной структуре.

 

Боевитость.

В других партиях число есть ценность, и голосование есть тот якорь, на котором держится сила числа. Для Дашнакцутюна голоса не пред­ставляют силы, и количество не является абсолютной ценностью, если не несет качества.

Для Дашнакцутюна ценностью является качество. Говоря качество, он понимает дисциплину, что есть умение подчинять и подчиняться и готовность к безграничной жертвенности не ради себя, а ради общности. Эти принципы и эти обязательства придают организации больше форму армии, чьи мандаты подсчитываются не только пальцем и голосом, но и штыком и жертвенностью, и именно это число является качеством, общностью.

По законам организации свобода личности ограничена: каждый волен думать, чувствовать, действовать в тех пределах, которые приняты об­щностью; личную свободу можно выразить только теми способами, ко­торые разрешены Уставом; в нем свобода личности жертвуется во имя интересов общности.

Хоть и не воинственна, но эта форма организации имеет фундаментом следующий знакомый принцип: "один за всех и все за одного" - единст­венная платформа организации нации и государства и создания физи­ческой мощи.

Эти основные организационные черты придают структуре Дашнак­цутюна исключительные нравственные и политические ценности.

Помимо основных пунктов Устава, о которых мы уже говорили, дру­гие его статьи хотя и имеют общее с уставами других партий, но отлича­ются от них тем, что не являются незыблемыми, призванными уточнять обязанности членов, но есть более напоминания членам одной семьи об их обязанностях. Вне обязанностей, определяемых Уставом, существу­ют неписанные уставы в духе, соответствующем каждой личности, ко­торые концентрируют в себе так называемые "традиционные правила Дашнакцутюна", настолько же узаконенные, насколько и пункты Уста­ва. Более того, иногда эти "традиции" более сильны, чем установленные правила. Так, например, Уставом не определяются обязанности в лич­ной жизни, но негласно, без наказаний, то или иное состояние личной жизни в значительной степени влияет на положение или вес в партии. Личная жизнь Дашнакцакана касается не только его, но, согласно этим традициям, касается всех. Если дашнакцакан - ярый приверженец вы­пивки, азартных игр, если нечист в личной, семейной жизни, если мо­шенник, если ленив и т.д., тогда даже без правил Устава он либо будет изгнан из рядов своих товарищей, либо будет нейтрализован. Каждый дашнакцакан является членом той или иной группы, членство он приобретает только с согласия группы, поэтому принимаемый в ряды Дашнакцутюна должен обладать общими нравственными понятиями и нор­мами своей группы и своего района. Если подобные отсутствуют, он останется вне партийных рядов, хотя бы и имея и преданность, и жерт­венность, и прошлые заслуги. Подобное положение, присуще, по-видимому, только Дашнакцутюну, оно придает его организации природу патриархальной армянской семьи, где члены группы не просто товари­щи, а скорее сестры и братья одной семьи, горячо преданные друг другу, находящиеся под контролем требовательного "дедушки" или "бабуш­ки" , которые в глазах дашнакцакана являются его традицией и уставом. Однажды один из наших рядовых товарищей, А., подошел ко мне и боязливо излил душу:

         - Я влюблен в М., господин. - А М. тебя любит? - спросил я. - Да, -
ответил он. - Если так, то женись.

Еле сдерживая слезы, он обратился ко мне:

- Невозможно, господин, и я, и она организованы… Он хотел сказать,
что оба они дашнакцаканы, т.е, члены одной семьи, брак между которыми есть святотатство.

Лишь после долгих уговоров мне удалось стать на их свадьбе кумом.

Организация Дашнакцутюна является своеобразной семьей, с нрав­ственными понятиями, характерными для армянского очага, и это об­стоятельство абсолютно не нарушает господствующую в организации дисциплину, как семейные законы и нравы дома Израилева абсолютно не смягчают требовательности Иеговы. Дашнакцутюн любит своих чле­нов как родных и более жесток и требователен к ним, чем к чужим. Такими были патриархи, таков и Дашнакцутюн. Тот, кто внимательно следит за жизнью нашей организации, тот обязательно заметил, что Дашнакцутюн со своей организацией произвел фундаментальный пере­ворот и в семейной, и в политической жизни армянства, создав целый мир собственных и самокрещенных нравственных представлений.

Если бы даже Дашнакцутюн не имел программы и убеждений, его организации было бы достаточно, чтобы дать армянскому народу воз­можность коллективного труда, обеспечить его существование как об­щности и повести эту общность к освобождению труда, родины и нации одновременно, не отвергая свободы других, напротив, становясь идей­ной закваской и сподвижником в деле их освобождения.

 

Для чего нужна эта организация.

Пословица гласит: "Один дурак может задать работы сотне ученых". Так же случилось и с одним из наших случайных знакомых, с Каджазнуни, в одной из своих речей провозгласившем: "Отныне у Дашнакцутюна дел нет. Этому искушению постоянно подвергают себя наши враги, забывая, что "собака лает, а караван идет".

Сегодня Дашнакцутюн сильнее, чем в момент предсказаний Каджазнуни.

И вот почему.

а) Если бы Дашнакцутюи не имел организационного Устава и тради­ции, он не только бы остался слабым и возможно перестал бы даже существовать через 45 лет после своего создания, но и испарился бы всего лишь через 45 дней. Нашим существованием мы обязаны только духу наших организационных законов и их строгости, жесткой, но никогда - враждебной.

Целью этой строгости является не только обеспечение интересов Дашнакцутюна, но и интересов личности. Строгость эта для армянства - тот же милосердный, но жестокосердный Иегова. Строгость эта необ­ходима для организации нации.

б) Законы и традиции Дашнакцутюна происходят из самой души армянского народа. И как могущество Рима исчезло из-за пришлых законов, так и армянство уйдет в небытие, если не будет традиций и законов Дашнакцутюна, если не будет организации. Ради могущества нашего народа эту ценность надо сохранять всегда. Эту истину должны зарубить себе в памяти те товарищи, которые, ослепленные блеском моды, хотят забыть обычаи нашего народа и привить ему гитлеровские, фашистские или ленинские нравы. Для характера Дашнакцутюна это неприемлемо.

в) Дашнакцутюн своей организацией создает силу армянства для Армении; он борется с армянским левантийством, который в своей осно­ве очень близок к еврейскому анационализму; он является плотиной перед антинациональными процессами, перед антинациональным боль­шевизмом, и есть клеймо против впавшего в глубокий сон "нейтрально­го" армянского элемента. Он борется с этими тремя болезнями, и эта борьба должна закончиться победой, пока существует армянство, не отказавшееся от желания иметь свою самостоятельную мощь.

г) Дашнакцутюн имеет трехцветное знамя, символизирующее осво­бождение армянства и Армении.

д) На этом обагренном кровью знамени написано: Нагорный Кара­бах, Нахичеван, Ахалкалак с одной стороны и провинции турецкой Армении с другой стороны должны быть присоединены к родине.

е) Он имеет свое партийное знамя с гербом, полученным из рук Ростома, Герб, означающий самоопределение наций в союзе свободных народов.

ж) Он имеет свой герб, означающий гармонию силы, мысли и труда, он желает справедливого труда, единства, а не классового противопо­ставления, чем страдают как буржуазные, так и большевистские гибель­ные классовые режимы.

И пока есть этот девиз, Дашнакцутюн должен жить и исполнять выпавшее на его долю гигантское дело - не только для нас, но и для наших потомков. Он должен жить, пока не разбиты в сердцах армян левантизм, нейтралитет и анационализм.

Да погибнут и исчезнут эти пороки, да исполнятся цели, преследуе­мые Дашнакцутюном, и только тогда пусть исчезнет также и Моисей армянства - Дашнакцутюн.

Категория: Публикации | Добавил: yerkramas (27.06.2008)
Просмотров: 1214 | Рейтинг: 1.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа


Яndex

Друзья сайта
АРДВИН И АРДВИНЦЫ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2020Хостинг от uCoz