И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Й    Ц Е Н Т Р    Г А З Е Т Ы    А Р М Я Н    Р О С С И И

Главная "Е Р К Р А М А С" Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSВторник, 25.06.2024, 04:44
Меню сайта

Категории каталога
Выступления [10]
Интервью [8]
История [43]
Публикации [26]
Армяне в Турции [46]
РЕ-АКЦИЯ [27]
Аналитика [57]

Armenian Top Web Sites Statistics & Rating

be number one

Яндекс цитирования

Circle.Am: Rating and Statistics for Armenian Web Resources

Current Position

Ай Дат
Главная » Статьи » Армяне в Турции

ДИСКРИМИНАЦИОННЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ТУРЦИИ ПО ОТНОШЕНИЮ К АРМЯНСТВУ ВОСТОЧНЫХ РЕГИОНОВ СТРАНЫ
Проблематика нынешнего положения армянства в восточных регионах Турции не избалована вниманием исследователей. Приходится констатировать отсутствие каких-либо аналитических разработок политического, правового, социально-экономического плана, которые бы затрагивали вопрос современного положения армян в восточных регионах Турции. Очевиден факт нахождения там значительного числа лиц армянского происхождения1, которые сохранили своё национальное самосознание вопреки всему, знают о своих армянских корнях. Дискриминационная политика государства их гражданской принадлежности по отношению к ним носит разносторонний характер, она затрагивает как непосредственно их национально-культурные и социально-экономические права, так и приводит к дискриминационным ограничениям соседнего государства – исторической Родины для армян всего мира.
Эксперты отмечают, что возможно следующее типологическое разделение армянства Турции на три группы по этнорелигиозным особенностям:
1) «Официальное» армянство. Эта группа сохранилась в разных областях и населенных пунктах в форме общин, группирующихся вокруг Армянской Апостольской, католической или евангелической церкви;
2) «Исламизированное» армянство. Данная этнорелигиознная совокупность состоит, в основном, из родовых групп понтийских и амшенских армян, которые исламизировались в 17-18вв. и селятся на Черноморском побережье;
3) «Крипто-армянство» («тайные» армяне). Эта группа лиц приняла ислам насильно и под угрозой физического уничтожения в ходе армянских погромов и, в частности, Геноцида 1915г. Её представители живут в многочисленных изолированных курдских или турецких деревнях2.
Все три выделенные субэтнические группы так или иначе осознают свою нынешнюю армянскую идентичность или, как минимум, знают (или «подозревают») о своих армянских корнях. Различна степень такого осознания – от абсолютной уверенности в своей национальной идентичности до смутных представлений о своих армянских корнях.
Дополнительные сложности связаны с тем, что две последние категории вышеприведённой классификации, в той или иной степени, но принадлежат к исламу. Таким образом приходят в столкновение национальная и религиозная идентичность армян восточной части Турции, ибо когда мы говорим «армянин», то подсознательно не оставляем места для иной его религиозной идентичности, кроме христианства. Это может быть христианство различного толка, которое отклоняется от «официально армянского» (католики, разные протестантские направления), хотя и тут имеются известные проблемы, но абсолютно не воспринимается исламский вектор религиозной принадлежности. В любом случае – это лица с армянскими национальными корнями, армянским этнокультурным происхождением и поэтому, с нашей точки зрения, корректной и отвечающей реальности сегодняшнего дня будет следующая терминология для выделения этнокультурной и религиозной особенностей данной группы лиц – иноязычные, иноконфессиональные армяне.
Анализ проблемы предполагает системный подход к нынешнему положению сохранившегося армянского элемента в восточных регионах Турции с главной смысловой составляющей – придание вопросу контекста защиты национального меньшинства, продолжающего испытывать на себе последствия геноцидальной политики3 и не восстановленного в своих минимальных национальных правах. 
  
1. Внешнеполитический блок
Турецкая дипломатия на современном этапе обнаруживает определённую противоречивость в вопросе совмещения защиты своих внешнеполитических интересов и проведении внутригосударственного курса по развитию своих регионов. Обнаруживается интересная деталь – Турция проводит довольно последовательную политику по защите интересов турецкого элемента за своими международно-признанными территориальными пределами, но в самих этих пределах осуществляет то, что осуждает и с чем борется в своём внешнеполитическом курсе.
Турция имеет достаточно богатый опыт проведения политики по жёсткому внедрению тюркского элемента в территориальные пределы своего географического окружения, с последующим апеллированием к защите прав «коренных» тюрок. Общую схему, определённые элементы которой можно проследить и в случае с «азербайджанским» курсом в карабахском вопросе («двухобщиннось» – «двухзональность» – «тюркская государственность»), вполне можно считать универсальной разработкой турецкой дипломатии по указанному выше жёсткому внедрению тюркского элемента с последующей политикой по отстаиванию его «законных» прав.
Подход Турции, например, в кипрском урегулировании предполагает и спонсирует то, что напрямую или косвенно отрицается или «тормозится» в отношении вовлечения государственно состоявшейся НКР в систему внешнеэкономического сотрудничества. А главное то, что методологический подход армянской стороны в отношении разрешения карабахского вопроса – сначала экономическое взаимодействие, потом политическое урегулирование, с целью создания необходимой атмосферы доверия – признаётся и поддерживается Турцией на кипрском направлении, но отрицается на карабахском.
Турция проводит явную политику двойных стандартов в отношении своих граждан, принадлежащих к национальным меньшинствам, и к своим соотечественникам, проживающим на Кипре. Турецкое правительство уделяет особое внимание и оказывает особую поддержку туркам-киприотам, в то время как проблемы некоторых национальных меньшинств в восточных регионах страны полностью игнорируются.
Очевидна изолированность всего восточного регионального ареала Турции, который территориально примыкает к Армении, в системе не только внешних, но и во многом внутренних связей. Это особенно рельефно выступает, если проводить параллели между усилиями Турции в вопросе снятия изолированности Северного Кипра и закрытостью армяно-турецкой границы.

2. Правовой и социо-культурный блоки
Правовой блок очень тесно коррелирует с социо-культурными вопросами положения армян в восточных регионах Турции. Отдельные аспекты социо-культурного характера выделяются по проблематике: 1) уничтожение остатков армянского культурного наследия на данных территориях; 2) ущемление культурной самобытности армян восточных регионов страны, что связано с созданием препятствий со стороны турецкого руководства для налаживания этими лицами контактов с соотечественниками в Армении и за рубежом; и как следствие 3) культурная ассимиляция армян восточных регионов страны принудительного свойства.
Можно констатировать, что правовой блок критики применительно к данному вопросу является наиболее чувствительным для нынешнего руководства Турции, ибо: 1) выводит нас на прямую связь с осуществлённым в 1915 и последующих годах геноцидом по отношению к коренному армянскому народу на территориях его исторической государственности; 2) актуален для Турции (причём с «болезненных» для неё позиций – защита прав и свобод национальных меньшинств) в свете процесса её евроинтеграции.
Турция, несмотря на продолжительное членство в Совете Европы, до сих пор не взяла на себя обязательств ни по одной из конвенций в сфере защиты прав национальных меньшинств (в первую очередь – это Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств 1995г. и Европейская хартия региональных языков и языков меньшинств 1992г.). 

3. Экономический блок
На сегодня восточные регионы Турции наиболее отсталые в экономическом плане. Будучи отсталыми и наименее развитыми по сравнению с другими регионами страны, они не создают для эффективного развития тамошнего населения необходимой экономической базы.
Годы нахождения у власти правящей турецкой Партии справедливости и развития показали индифферентность турецкого руководства к экономическим проблемам востока страны. Региональная экономическая политика Турции не может бесконечно долго терпеть сугубо политическую составляющую блокирования и изолированности собственных восточных регионов и рано или поздно придёт к осознанию необходимости её пересмотра.
Закрытием границы Турция нарушает не только дух и конкретные нормы Карского договора 1921г.4, определяющего нынешнюю линию прохождения межгосударственной границы между Арменией и Турцией, но и уклоняется от взятых на себя обязательств в рамках европейских институциональных структур в сфере защиты прав человека. Имеется в виду Европейская рамочная конвенция о приграничном сотрудничестве территориальных сообществ и властей 1980г., которую Турция подписала в рамках Совета Европы в 1998г.5
Восточные регионы Турции, где расселены армяне, социально и экономически изолированы. Показатели человеческого развития на данных территориях (образование, здравоохранение, занятость населения и т.д.) являются самыми низкими по стране6.
В своей резолюции о прогрессе Турции на пути к вступлению в ЕС Европейский парламент особо подчеркнул, что «Турция продолжает прилагать усилия по неоправданной блокаде против Армении. Данная блокада угрожает региональной стабильности, препятствует добрососедскому региональному развитию и нарушает приоритеты пересмотренного плана по Партнёрству к вступлению (Accession Partnership) и требования Рамочных переговоров (Negotiation Framework), демократии и верховенства закона» (пункт «AC» резолюции)7.

Некоторые выводы
1. Армянство восточных регионов представляет собой достаточно аморфное образование с точки зрения налаживания с ним работы по направлению отстаивания прав национального меньшинства, подвергающегося дискриминации. Одним из перспективных направлений организованного отстаивания прав армянского меньшинства на данных территориях, опирающимся на государственную поддержку страны их этнического происхождения, может явиться создание институциональных механизмов (общественных организаций), которые бы консолидировали местных армян вокруг законных интересов с позиций турецкого внутреннего законодательства (защита культурной самобытности, создание рабочих мест, социальное обеспечение и благотворительность). Общая неблагоприятная ситуация с правами человека на востоке Турции и экономическая изолированность региона требуют активных усилий заинтересованных государств. В ряду последних особое место должна занять Армения – как историческая Родина и страна этнического происхождения всех армян, проживающих на востоке Турции;
2. Процессы на востоке Турции, в которых армянский элемент может занять своё особое место, должны получить свой побудительный толчок именно на местном уровне. Это предполагает большую работу по выявлению тенденций, интересов местного армянства. Данные активные действия должны в общих чертах основываться на выдвижении требований по прекращению дискриминационной политики и предоставлению возможности поддерживать законные связи со своими соотечественниками в Армении.
1 «По осторожным оценкам, – говорится в заявлении комиссии Ай Дата в США от 31 мая 2003г., – около миллиона армян еще проживают в Западной Армении» (Карен Ханларян, Армянский этнорелигиозный элемент в Западной Армении // «21-й век», № 2, 2005, с. 74 со ссылкой на www.anca.org).
2 См. Карен Ханларян, Армянский этнорелигиозный элемент в Западной Армении // «21-й век», № 2, 2005, с. 68-69.
3 «Только 200 армянских семей продолжало жить в регионе Диярбакыр в 1960-х годах, в то время как в 1914 году на данных территориях проживало 570 тысяч армян» (Tessa Hofmann, Armenians in Turkey Today: A Critical Assessment of the Situation of the Armenian Minority in the Turkish Republic, October 2002, со ссылкой на William Dalrymple, From the Holy Mountain: A Journey in the Shadow of Byzantium, London, 1997, p. 81).
4 Имеются в виду известные нормы статьи 17 Карского договора: «В целях обеспечить непрерывность сношения между своими странами, Договаривающиеся стороны обязуются принять, путем совместного согласования, все необходимые меры в целях сохранения и развития в возможной скорости железнодорожных ... и иных средств сообщения, равно как и обеспечить свободное передвижение людей и товаров между обеими странами без всяких задержек».
5 Европейская рамочная конвенция 1980г. была ратифицирована Турцией 11 июля 2001г. и вступила для неё в силу 12 октября 2001г. Для Республики Армения Конвенция вступила в силу 1 февраля 2004г.
6 Например, эксперты отмечают: «Выборочные обследования показали, что соотношение «учитель – ученик» значительно разнится в различных географических районах страны. Так, в Западной Анатолии, включая побережье Эгейского и Мраморного морей, это соотношение составило 1:27,4 – 1:24,8. Наибольшее сосредоточение средних школ – в районах Мраморноморском – 2,2 тыс. и Черноморском – 1,5 тыс., менее всего в Восточной Анатолии – 0,9 тыс. Здесь же самый высокий показатель соотношения «учитель – ученик» 1:48,5» (Ли Ю.А., Проблема повышения качества человеческого капитала в современной Турции // Ближний Восток и современность, Сборник статей, Выпуск 17, М., 2003, с. 340).
7 European Parliament resolution on Turkey's progress towards accession, (2006/2118(INI)), 27 September 2006. 
       
Михаил Агаджанян 
Категория: Армяне в Турции | Добавил: yerkramas (11.07.2008)
Просмотров: 1556 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа


Яndex

Друзья сайта
АРДВИН И АРДВИНЦЫ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2024Хостинг от uCoz