И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Й    Ц Е Н Т Р    Г А З Е Т Ы    А Р М Я Н    Р О С С И И

Главная "Е Р К Р А М А С" Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSВторник, 25.06.2024, 05:05
Меню сайта

Категории каталога
Выступления [10]
Интервью [8]
История [43]
Публикации [26]
Армяне в Турции [46]
РЕ-АКЦИЯ [27]
Аналитика [57]

Armenian Top Web Sites Statistics & Rating

be number one

Яндекс цитирования

Circle.Am: Rating and Statistics for Armenian Web Resources

Current Position

Ай Дат
Главная » Статьи » Армяне в Турции

АЛЕКСАНДРЕТТСКИЙ САНДЖАК: ПОТЕРЯННАЯ РОДИНА АРМЯН
Вошедший в историю международных отношений так называемый вопрос Александреттского санджака не потерял своей актуальности до сих пор. Многие параметры этого турецко-сирийского спора, наиболее конфронтационные элементы которого имели место в 1920-30 годах, являют собой показательный пример для современных этнополитических конфликтов.
Район на побережье Искендерунского залива Средиземного моря, который ныне является турецкой провинцией (илом) Хатай, исторически известен как Александреттский санджак (Александретта – греч. название Искендеруна). Этот район, во времена Османской империи входивший в Халебский вилайет (т. е. исторически связанный с сирийской территорией), составлял 5,5 тыс. кв. км и имел смешанное, преимущественно арабо-турецко-армянское население. По итогам Первой мировой войны Александреттский санджак был оккупирован англичанами в 1918г. и после Мудросского перемирия был вместе с Киликией передан ими французам1. По франко-турецкому договору, заключенному в Анкаре 20 октября 1921г. (договор «Франклен-Буйона»), Александреттский санджак остался под французским управлением, но при условии образования в нем «специального административного режима»2.
Эти условия были затем подтверждены Лозаннским договором 1923г., а с 1929г. в санджаке была введена финансовая и административная автономия под французским управлением.
В соответствии с созданной в начале 1920-х гг. властной структурой, высшим должностным лицом на территории Александреттского санджака являлся мутасариф, ответственный лишь перед делегатом верховного комиссара. В его подчинении находилась Административная комиссия, фактически выполнявшая функции местного правительства. В административно–территориальном плане Александреттский санджак формально входил в состав учрежденного французской администрацией «государства Халеб».
5 декабря 1924г. французский верховный комиссар Вейган опубликовал декрет, су-щественно повышавший статус Александреттского санджака. Он был выведен из состава «государства Халеб» и передан в непосредственное подчинение сирийскому правительству. Положения данного декрета были подтверждены постановлением №3017 правительства Сирии от 31 декабря 1924г.
В январе 1925г. новый верховный комиссар генерал Сарайль сделал еще один шаг в расширении автономии Александреттского санджака. Специальным декретом он предоставил местным властям дополнительные полномочия в административной и финансовой сферах.
На протяжении 15 лет (с 1921 по 1936гг.) Турция не возвращалась к этому вопросу.
Резкое обострение ситуации вокруг санджака произошло в связи с публикацией 9 сентября 1936г. текста франко–сирийского договора, предусматривавшего постепенную ликвидацию режима мандатного управления и предоставление Сирии полной независимости. Турецкий МИД немедленно выступил с протестом, в категоричной форме потребовав от Франции заключения отдельного договора с правительством Александреттского санджака, что де–юре означало бы в дальнейшем признание за ним статуса суверенного государства. Все прежние соглашения, по мнению турецкой стороны, предусматривали, в той или иной форме, сохранение французской опеки над санджаком, значительную часть населения которого составляли турки, но никоим образом не предполагали его включение в состав «аморфного» сирийского государства3.
Французское правительство отвергло требования Анкары, подчеркнув, что считает существующий уровень автономии Александреттского санджака в составе Сирии вполне достаточным. Последовавшие в октябре – ноябре того же года консультации дипломатических представителей двух стран не принесли существенных результатов.
Обмен нотами продолжался до тех пор, пока Франция не предложила передать спор в Лигу Наций. Тем временем в санджаке начались волнения, произошли стычки части турецкого населения с местной полицией. Несмотря на прибытие международной комиссии наблюдателей, положение обострялось, причем в Турции усиливались требования любой ценой добиться «воссоединения санджака».
27 декабря 1936г. Совет Лиги Наций, с согласия представителей Франции и Турции, принял решение о новом режиме управления Александреттским санджаком. Он предусматривал, в частности, вывод всех войск и введение на территории санджака особого Статута, являвшегося, фактически, местной конституцией. В соответствии с принятыми решениями, сирийское правительство сохраняло контроль над внешними сношениями санджака, а также над его таможенной службой и финансовой системой. Турецкий язык получал на данной территории статус основного официального языка (позднее в Статут было включено положение, предусматривавшее придание арабскому языку статуса второго официального языка на территории санджака). Санджак должен был быть демилиторизован, а его территориальная целостность гарантирована Турцией и Францией. Кроме того, Турции было предоставлено равное с Францией и Сирией право на использование порта Александретты.
В результате последующего анализа ситуации на территории санджака, Советом Лиги Наций было принято решение о создании местной Законодательной Ассамблеи, депутаты которой должны были избираться по пропорциональному принципу от каждой этноконфессиональной общины.
29 мая 1937г. Совет Лиги Наций утвердил конституцию и статут Александреттского санджака. Одновременно в Женеве были подписаны франко-турецкие соглашения о санджаке, ратифицированные затем Великим национальным собранием Турции. Премьер-министр Турции Исмет Иненю тогда заявил, что «эта проблема нашла благополучное разрешение»4.
Совет Лиги Наций санкционировал в октябре 1937г. проведение выборов в местную Законодательную ассамблею санджака. Для участия в подготовке избирательного законодательства и контроля над ходом самих выборов, была сформирована специальная комиссия из представителей Франции, Турции, Великобритании, Бельгии и Швеции.
В связи с проведением выборов в парламент санджака турецкое правительство обвинило французские власти и наблюдателей Лиги Наций в «ущемлении прав» турецкого населения санджака, а руководители местной турецкой общины отказались от участия в выборах5. С французской и сирийской стороны последовали ответные обвинения турок в нападениях на другие национальные общины и в подстрекательстве к беспорядкам. Весной 1938г. в санджаке началась вооруженная борьба между турками и арабами.
На исход дела решающее влияние оказали события в Европе, особенно захват Австрии гитлеровской Германией. В этой напряженной обстановке Франция почувствовала необходимость договориться с Турцией6 и согласилась на ввод в санджак турецких войск. 5 июля 1938г. турецкие войска вступили в санджак.
22 июля 1938г. на территории санджака были проведены выборы в местную Законодательную ассамблею. В соответствии с их результатами турецкая община получила 63% от общего числа голосов. В Законодательной ассамблее ее представители заняли 22 из 40 мест, 9 депутатских мандатов получила община алавитов, 5 – армянская община, по два мандата досталось представителям греков и арабов-суннитов. Уже в ходе своего первого заседания, Законодательная ассамблея приняла решение о выходе Александреттского санджака из состава Сирии и образовании на его территории независимой республики Хатай. На ключевые должности в исполнительных и законодательных органах власти нового государства были избраны представители турецкой общины. Руководство самопровозглашенной республики с самого начала не скрывало, что обретение независимости является лишь промежуточным этапом на пути к достижению окончательной цели – вхождения в состав турецкого государства.
В январе 1939г. на территории республики Хатай было распространено действие уголовного и гражданского кодексов Турции. Турецкая лира получила статус официальной денежной единицы. Вскоре парламент республики Хатай принял решение об унификации местного и турецкого налогового законодательства. В марте 1939г. на территории республики прошли выборы в парламент Турции.
В начале 1939г. начался последний этап франко–турецких переговоров по поводу дальнейшей судьбы бывшего Александреттского санджака, проходивших в контексте подготовки нового двустороннего договора. Осознавая слабость позиций французской дипломатии, Анкара выдвинула требование о признании Францией независимости республики Хатай. Стремясь избежать полной дипломатической капитуляции, французский МИД пытался добиться от Турции некоторых уступок, носивших, в основном, чисто символический характер. Для оказания психологического воздействия на Анкару в Восточное Средиземноморье была направлена французская военная эскадра. В качестве ответного шага Турция усилила группировку своих войск на границе с Сирией. Тем не менее, обе стороны, в особенности Франция, не желали идти на серьезную конфронтацию.
23 июня 1939г., в результате продолжавшихся более четырех месяцев переговоров, в Париже была подписана франко-турецкая Декларация о взаимопомощи, предполагавшая сотрудничество двух стран в случае, если одна из них подвергнется агрессии со стороны третьего государства или группы государств. В тот же день в Анкаре был заключен отдельный договор, касавшийся урегулирования проблемы бывшего Александреттского санджака. Согласно его положениям, французская сторона признавала полную независимость республики Хатай и снимала все возражения относительно ее последующего включения в состав Турции. Турецкое правительство, со своей стороны, обязалось признать новую границу с Сирией и уважать территориальную целостность сирийского государства в дальнейшем.
29 июля 1939г. парламент республики Хатай принял уже фактически формальное решение о ликвидации самопровозглашенного государства, просуществовавшего менее года, и его добровольном вхождении в состав Турции. В течение июля 1939г. с территории бывшего Александреттского санджака, превратившегося в турецкую провинцию Хатай, были выведены все французские войска. Новую систему местных органов власти возглавил губернатор, прис-ланный из Анкары.
Сирийское правительство отказалось признать переход Александреттского санджака к Турции.
Несмотря на заметное потепление современных отношений между Сирией и Турцией, эксперты отмечают, что «решение вопроса статуса Александретты в будущем может создать дополнительные проблемы для двух стран. Правительство Сирии пока не собирается официально признать территорию исторического Александреттского санджака за Турцией, так как на протяжении всего ХХв. эта проблема для сирийцев переросла из политической в психологическую. Сирия не спешит признавать территориальную целостность Турецкой Республики также по причине существования вопроса принадлежности Голанских высот. В случае признания Александретты турецкой территорией это, фактически, станет прецедентом для решения территориальных споров Сирии с Израилем»7.
Представленный выше краткий обзор Александреттского вопроса в сирийско-турецких отношениях подводит нас к некоторым выводам:
1) вопрос северного Кипра, который многие эксперты считают «вторым» (после создания Азербайджанской Демократической Республики /АДР/ в 1918-20гг. и «тюркизацией» Нагорного Карабаха и Нахичевани) опытом экспансии тюркского элемента с последующим «огосударствлением», на самом деле является «третьим» по счету. В промежутке между АДР и Северным Кипром была Александретта;
2) турки воспользовались соответствующей международной обстановкой в Европе на тот период и задействовали политику «максимального накала обстановки» с использованием своего традиционного ресурса в виде «агрессивно-недовольного» меньшинства (на территории Александреттского санджака в 1920-30гг. турецкая община составляла около 40% от общего населения), осуществили полную «тюркизацию» района и его включение в состав турецкой государственности;
3) армянское население района, которое в численном выражении на тот период занимало третье после арабов8 и турок место, было вынуждено продолжить свой постгеноцидный путь из армянской Киликии дальше, на территорию современной Сирии, или же сохранившиеся остатки армян, в лучшем случае, трансформировались в так называемую категорию «криптоармян» («тайных армян»). Со времени массового исхода армян из Александреттского санджака в конце 1930-х годов нет каких-либо достоверных данных о нынешнем присутствии армян в турецкой провинции Хатай9;
4) между тем, если бы Александреттский санджак продолжил бы свой начальный и объективный путь на независимость или, как минимум, широкую автономию в составе сирийской государственности, то, возможно, история получила бы более жизнеспособный паттерн функционирования мультиэтноконфессионального государства или государственного образования по сравнению с нынешним Ливаном;
5) в таком мультиэтноконфессиональном государстве или государственном образовании армяне могли бы в силу исторических (ареал коренного расселения), демографических (значительное численное присутствие) и, что существенно, моральных (компенсационность утерянной Родины на постгеноцидных пространствах Османской Турции) ресурсов претендовать на роль государствообразующего интеграционного элемента, «примиряющей» третьей силы между арабами и турками.

1 Линия территориального размежевания между Турцией и Сирией, установленная в начале 1920-х гг., в целом соответствовала этнолингвистической границе между территориями проживания турецкого и курдского этносов на севере и арабского – на юге. Единственным исключением в этом отношении являлся расположенный на побережье Средиземного моря Александреттский санджак, существенную часть населения которого (около 40%) составляли турки.
2 В статье 7 договора было сформулировано положение о введении на территории санджака, под эгидой французской администрации, особого административного режима, обеспечивающего культурную автономию турецкой общины. Турецкий язык, согласно содержанию документа, должен был получить официальный статус.
3 В Анкаре не скрывали, что конечной целью этих требований являлось включение санджака в состав Турции. Выступая 1 ноября 1936г. на открытии турецкого парламента, Кемаль Ататюрк заявил: «Главный большой вопрос, который в настоящее время занимает нашу нацию, – это судьба Искендеруна, где настоящим хозяином являются истинные турки, Антакья и ее долина. На этом мы должны серьезно и решительно стоять...» (История дипломатии, Т. 3, (под ред. А.А. Громыко и др.), М., 1965, с. 700-702).
4 История дипломатии, Т. 3, (под ред. А.А. Громыко и др.), М., 1965, с. 701.
5 В декабре 1937г. министр иностранных Турции Рушту Бей выступил в Совете Лиги Наций с официальным протестом, обвинив французскую администрацию в фальсификации избирательных списков с целью уменьшить показатели численности турецкого населения, способного принять участие в голосовании. Все попытки комиссии Лиги Наций добиться согласованной политики сторон, призванной стабилизировать ситуацию на территории санджака не привели к существенным результатам. Турецкая община, в своем большинстве, демонстративно проигнорировала состоявшиеся в конце 1937г. выборы депутатов сирийского парламента.
6 В начале июня 1938г. верховным комиссаром Франции в Леванте был назначен полковник Коллет, являвшийся последовательным сторонником сближения с Турцией и достижения «компромисса» по проблеме Александреттского санджака. К этому времени, во французской политике на Ближнем Востоке явно обозначился курс на сглаживание противоречий с Анкарой и удовлетворения турецких территориальных притязаний. (А.В. Сагимбаев, Проблема Александреттского санджака в контексте определения границ подмандатных территорий (1921 – 1939гг.), http://orientbgu.narod.ru/naychpub/alecsandjak.doc).
7 Араик Арутюнян, Турецко-сирийские отношения на рубеже веков (1980-е годы – начало XXI века), Автореферат на соискание ученой степени кандидата исторических наук (Институт востоковедения Российской академии наук), М., 2007,
http://www.ivran.ru/library/view_edition.php?edition_id=88.
8 Арабы и сейчас составляют большинство в трех районах турецкой провинции Хатай: Самандаг (Samanda?) - алавиты, Алтынезю (Alt?n?z?) и Рейханлы (Reyhanl?) – арабы-сунниты.
9 «С 1 по 23 июля 1939г. 30 тысяч армян, вместе с 20 тысячами представителей других этноконфессиональных общин Александреттского санжджака, начали массовый исход в Сирию и Ливан» (
http://www.armeniapedia.org/index.php?title=Anjar). Для значительной части 40-тысячной армянской общины Александреттского санджака это стало второй волной эмиграции, они испытали судьбу беженцев в годы войны, затем возвращение и трудное восстановление нормальной жизни. Теперь приходилось все бросать и начинать заново. При переселении армян из Александретты французская администрация в Ливане предоставила им земли в долине Бекаа, где и возник городок Анджар. За первые два года около 1/4 поселенцев умерло от лишений и болезней, а в 1947г. 3 тыс. из 7 тыс. уехали в советскую Армению. (Gorbin H., Griffith K., Rahhal A., Observation on the Armenians in Lebanon Made in 1970-73 //The Armenian Review, 1975, vol. 28, № 4, Р. 400).

Михаил Агаджанян
Категория: Армяне в Турции | Добавил: yerkramas (12.07.2008)
Просмотров: 1784 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа


Яndex

Друзья сайта
АРДВИН И АРДВИНЦЫ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2024Хостинг от uCoz