И Н Ф О Р М А Ц И О Н Н Ы Й    Ц Е Н Т Р    Г А З Е Т Ы    А Р М Я Н    Р О С С И И

Главная "Е Р К Р А М А С" Регистрация

Вход

Приветствую Вас Гость | RSSСуббота, 16.10.2021, 02:28
Меню сайта

Категории каталога
Выступления [10]
Интервью [8]
История [43]
Публикации [26]
Армяне в Турции [46]
РЕ-АКЦИЯ [27]
Аналитика [57]

Armenian Top Web Sites Statistics & Rating

be number one

Яндекс цитирования

Circle.Am: Rating and Statistics for Armenian Web Resources

Current Position

Ай Дат
Главная » Статьи » Аналитика

ТУРЦИЯ И КАВКАЗ: ВОЗМОЖНО ЛИ ГАРМОНИЧНОЕ СОСЕДСТВО?
Кардинальные изменения на Южном Кавказе после «пятидневной войны» были использованы Турцией для того, чтобы произвести переориентацию своей внешней политики.
Уже в  разгар конфликта было ясно, что Анкара намерена играть более серьезную роль на Кавказе, нежели раньше. В период вооруженного грузино-осетинского (грузино-российского) противостояния Турция лавировала между вовлеченными в конфликт державами в вопросе о проходе военных судов США и НАТО через Черноморские проливы (1). Сразу после этого Анкара выступила с инициативой разработки «платформы безопасности и стабильности на Кавказе», приглашая к участию Россию, Грузию, Армению и Азербайджан. Наиболее спорные потенциальные участники проекта – Москва и Ереван - неожиданно высказались в поддержку «платформы» (2).
 
Турецкая болезнь империализма
Для Турции южнокавказское направление имеет серьезное значение не только в геополитическом плане, но и в плане будущего политических элит этой страны, раздираемых в настоящее время идеологическим конфликтом. Противостояние между правящей партией исламистов и охраняющим секулярный политический курс генералитетом привело к дезориентации страны в целом: неясно – пойдёт ли Турция путём европеизации с националистическим оттенком или произойдёт крен в сторону радикальной исламизации.
Фактически Турция, будучи в силу традиции своей государственности глубоко империалистичной, но вынужденной долгое время оставаться в пределах своих границ, оказалась перед лицом кризиса идентичности. Империя, которая не разрастается, подвергается энтропии, что и происходит с турецким государством.
После окончания «холодной войны» и двух войн в Заливе ситуация на Ближнем Востоке кардинально изменилась. В регионе закрепились американские войска, и Вашингтон больше не нуждается в сильной Турции как проводнике американской политики. Соответственно, уменьшаются и возможности маневра на Ближнем Востоке для Анкары, и Вашингтон  пытается вытеснить уже как ненужного конкурента.
Выбор кавказского направления может быть использован турецкой элитой как консолидирующий фактор: на данный момент именно Закавказье является тем регионом, где Анкара может вести самостоятельную национальную политику, свободную от давления Запада, с одной стороны, и политического ислама – с другой. Здесь у Анкары есть контролируемый союзник – Азербайджан, а также Грузия, которая в силу кризиса грузинской государственности пошла на максимальное сближение с Турцией.  Анкаре осталось правильно определить момент, когда можно будет втянуть в орбиту турецкой политики «проблемную» Армению и своего старого конкурента на Кавказе – Россию.
 
Турецкий прорыв?
Можно ли говорить, что Анкара воспользовалась региональным хаосом и смогла, быстро сориентировавшись, проникнуть на Южный Кавказ? Правильнее сказать, что Турция использовала осложнение ситуации для того, чтобы начать осуществление давнего плана проникновения в регион, который долго был для турецкой властной элиты «крепким орешком». Это хорошо заметно на примере Армении – самого проблемного соседа Турции.
Армяно-турецкие отношения показывают, что резкий выход Турции на кавказскую арену был заранее рассчитан до мелочей. В сентябре 2008 года произошло беспрецедентное событие – в Ереван по приглашению Сержа Саркисяна приехал на футбольный матч президент Турции Абдулла Гюль. С учетом отсутствия между двумя странами дипломатических отношений и разделяющего их исторического конфликта, - шаг весьма неординарный. Сразу заговорили о том, что «лед тронулся» и наконец-то, Армения и Турция смогут решить свои проблемы и стать «нормальными» соседями.
С Арменией переговоры о шагах по нормализации отношений велись закулисно в Швейцарии, по крайней мере, за несколько месяцев до того, как Абдулла Гюль приехал в Ереван на футбол. Хотя на поверхности всё выглядело так, что Ереван и Анкара брошены в объятия друг другу "пятидневной войной", в действительности грузино-осетинский конфликт стал лишь катализатором событий, которые так или иначе должны были произойти. 
 Армяно-турецкие отношения стали меняться с невероятной быстротой. Происходящее в отношениях между двумя странами, с одной стороны, является совершенно неожиданным и прорывным. С другой стороны, маловероятно, что Ереван и Анкара неожиданно пошли навстречу друг другу исключительно из возникшей вдруг жажды добрососедства. Вероятнее всего, сценарий сверхдинамичного сближения Еревана с Анкарой был разработан при посредничестве западных держав еще при президенте Роберте Кочаряне. Ждали лишь удобного момента для начала реализации этого сценария. Иначе трудно объяснить, например, молниеносное подписание соглашения о поставках армянской электроэнергии в Турцию, снятие вето Армении на полноценное членство Анкары в ЕБРР (Европейском банке реконструкции и развития), сообщения о полном разблокировании армянского воздушного пространства со стороны Турции и др.
Вспомним, что Серж Саркисян сделал свое официальное предложение по улучшению армяно-турецких отношений в июне 2008 года.  К тому времени он только-только вступил на пост президента, и положение его было довольно шатким (внутриполитическая ситуация в стране была накалена до предела). Предложение пойти на диалог с Турцией в тот момент было крайне рискованным, во всяком случае, прочности в армянском обществе новому президенту не добавляло. Инициатива С.Саркисяна на турецком направлении была выдвинута даже без предварительной подготовки благоприятного общественного мнения.  Это еще один довод в пользу того, что стремительное сближение между Турцией и Арменией было подготовлено заранее, а события вокруг Грузии послужили лишь сигналом к началу игры.
 
Может ли Турция быть союзником?
По всей видимости, Ереван был вынужден начать действовать на турецком направлении под серьезным давлением Запада. Для Вашингтона и Брюсселя разблокирование армяно-турецкой границы означает резкое изменение баланса сил в регионе, так как в этом случае Армения будет отвязана в плане транспортных коммуникаций от России, и, соответственно, влияние Москвы на Ереван резко уменьшится. 
Однако параллельно начавшееся укрепление позиций России на Кавказе привело к деформации американского плана уменьшения влияния Москвы на Ереван. Здесь Анкара прибегла к собственным внешнеполитическим методам ослабления влияния на неё извне. Пойдя на сближение с Россией, Турция смогла в целом нейтрализовать воздействие западных держав. При этом сама Россия «удерживается» турецкой стороной, так как через Азербайджан и частично Грузию Анкара имеет серьезные рычаги давления на Южном Кавказе. В настоящий момент Анкаре удается маневрировать между Москвой, Брюсселем и Вашингтоном, всюду зондируя возможности расширения турецкого присутствия в регионе.
Следует учитывать, что для Турции сближение с Россией является тактическим ходом. Предполагать, что события вокруг Грузии могут стать залогом создания геополитического союза или даже оси Москва - Анкара, было бы наивно: турецкая политическая элита здраво понимает, что Россия – её основной конкурент на Кавказе и в Черноморском регионе.
В самой Армении, похоже, также не особо рады сомнительным планам резкого улучшения отношений с Турцией. Несмотря на то, что весь сентябрь армянская политическая элита посвятила одам улучшению армяно-турецких отношений, уже в середине октября премьер-министр Армении Тигран Саркисян дал понять в довольно резкой форме, что Анкара не изменила сути своей политики (3).
Сейчас развитие событий существенно замедлилось, и в ближайшее время на южнокавказском направлении глубоких изменений, по-видимому, не будет. Есть несколько «узлов», без развязывания которых любые резкие изменения в регионе возымеют исключительно негативный характер для всех. Один из важнейших «узлов» - Карабах. Турция, у которой нет рычагов воздействия на этот конфликт, активно пытается встроиться в переговорный процесс. Москва со своей стороны пытается взять ситуацию в свои руки. Скорее всего, в ближайшее время ни одна из сторон полностью взять под контроль карабахскую проблему не сможет.
И ещё одно важное обстоятельство. Некоторые серьезные региональные силы пока даже не начали действовать в новой ситуации. Иран, например, занял сейчас позицию максимально допустимого промедления и лишь порой напоминает, что с ним следует считаться. Можно не сомневаться, что со временем Тегеран попытается максимально воспрепятствовать формированию на Южном Кавказе новых союзов, угрожающих его безопасности (а ей угрожают сейчас любые резкие изменения). В частности, для иранской стороны было бы нежелательным усиление позиций Турции, в особенности – слишком быстрое сближение ее с Арменией и Россией. Поэтому Тегеран попытается всячески затормозить такие политические изменения на Южном Кавказе, которые ведут к смещению основных геополитических векторов. Рычаги воздействия на ситуацию у иранцев есть. 
 
Самвел МАРТИРОСЯН (Армения), Фонд Стратегической Культуры
 
________________________________
  
1. Турция не пустила корабли США в Грузию, ИА Росбалт, 16 августа 2008, http://www.rosbalt.ru/2008/08/16/514262.html
2. Сергей Лавров: Россия приветствует турецкую инициативу по созданию Кавказской платформы, PanARMENIAN.Net, 03.10.2008, http://www.panarmenian.net/news/rus/?nid=27246
3. Премьер-министр Армении Тигран Саркисян подверг критике высказывания президента Турции и главы МИД Азербайдажана, касающиеся урегулирования в Нагорном Карабахе. "Мы считаем опасным выражение "оккупированные территории", которое сделал президент Турции на сессии Генеральной ассамблеи ООН, а выступление министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедъярова о том, что нагорно-карабахский конфликт должен быть урегулирован в рамках логики резолюции ООН, полностью искажает переговорный процесс", - сказал журналистам Саркисян. "Выступления в ООН президента Турции и главы МИД Азербайджана были похожи на "холодный душ", поскольку не были созвучны духу предыдущих встреч и достигнутых ранее соглашений", - отметил Саркисян (INTERFAX.RU, 16. 10. 2008).
 
Категория: Аналитика | Добавил: yerkramas (09.11.2008)
Просмотров: 1409 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа


Яndex

Друзья сайта
АРДВИН И АРДВИНЦЫ
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2021Хостинг от uCoz